ВЕТХИЙ ЗАВЕТ
НОВЫЙ ЗАВЕТ
ЖИТИЯ СВЯТЫХ
ИКОНЫ БОГОРОДИЦЫ
ГЛАВНАЯ

Вси святии, молите Бога о нас!



20 декабря 2008 (2 января 2009) года исполняется 100 лет со дня преставления святого праведного Иоанна Кронштадтского.
Святой праведный Иоанн (Иоанн Ильич Сергиев), прозванный Кронштадтским, родился 19 октября 1829 года в бедной семье в селе Суре Архангельской губернии. Думая, что он недолго проживет, его крестили сразу после рождения с именем Иоанн, в честь празднуемого в этот день преподобного Иоанна Рыльского, великого светильника Болгарской Церкви. Но ребенок стал крепнуть и расти. Детство его протекало в крайней бедности и лишениях, но благочестивые родители заложили в него твердый фундамент веры. Мальчик был тихим, сосредоточенным, любил природу и богослужения. В шестилетнем возрасте он сподобился лицезреть в горнице Ангела, блиставшего небесным светом. Небожитель сказал ему, что является его Ангелом Хранителем, всегда стоящим окрест его в соблюдение, охранение и спасение от всякой опасности и будет хранить его всегда на протяжении всей жизни.
Когда Иоанну исполнилось девять лет, отец, собрав последние крохи, отвез его в приходское Архангельское училище. Трудно давалась ему грамота, из-за чего он сильно скорбел. Тогда мальчик молил Бога о помощи. Однажды, в один из таких тяжелых моментов, в глубокую полночь, когда все спали, он встал и начал молиться особенно горячо. Господь услышал его молитву и Божественная благодать осенила его, и, по его собственному выражению, "мгновенно как бы завеса спала с его глаз". Он вспомнил все, что говорилось в классе, и как-то все прояснилось в его уме. С тех пор он стал делать большие успехи в учении. Из приходского училища он перешел в семинарию, которую окончил первым и за блестящие успехи был принят на казенный счет в Санкт-Петербургскую Духовную академию.
Столица не испортила юношу, он остался таким же религиозным и сосредоточенным, каким был дома. Вскоре умер отец, и чтобы поддержать мать, Иоанн стал работать в канцелярии академии с жалованием в десять рублей в месяц. Эти деньги полностью отсылались матери. В 1855 году он окончил Академию со степенью кандидата богословия. Молодой выпускник в том же году был рукоположен в иереи и назначен священником Андреевского собора в городе Кронштадте. Твердо решившись служить всем своим существом Богу и страждущему человечеству, отец Иоанн уговорил свою супругу Елисавету остаться девственниками.
С первого же дня после своего рукоположения отец Иоанн всецело отдал себя на служение Господу и стал ежедневно совершать Божественную литургию. Он горячо молился, учил людей правильно жить и помогал нуждающимся. Его усердие было поразительно. Поначалу некоторые люди смеялись над ним, считая его не совсем нормальным.
Отец Иоанн чувствовал большую жалость ко всем обездоленным и страждущим. Не гнушаясь никем, он шел по первому зову к самым нищим и опустившимся людям. У них он молился, а потом помогал им, часто отдавая последнее из того, что имел. Случалось иногда, что, придя в бедную семью и видя нищету и болезни, он сам отправлялся в лавочку или за доктором в аптеку.
Одно время отец Иоанн был законоучителем. Его влияние на учеников было неотразимым, и дети очень любили его. Батюшка был не сухим педагогом, а увлекательным собеседником. Он тепло и задушевно относился к своим ученикам, часто за них заступался, на экзаменах не проваливал, а вел простые беседы, которые запоминались ученикам на всю жизнь. Отец Иоанн имел дар зажигать веру в людях.
В просьбах помолиться он не отказывал ни богатым, ни бедным, ни знатным, ни простому люду. И Господь принимал его молитвы. На литургии отец Иоанн молился горячо, требовательно, дерзновенно. Протоиерей Василий Шустин так описывает одну из литургий отца Иоанна, на которой он побывал в юношеском возрасте. "Великим постом я приехал с моим отцом в Кронштадт, чтобы поговеть у отца Иоанна. Но так как оказалось невозможным лично исповедоваться у него, нам пришлось исповедаться на общей исповеди. Пришел я с моим отцом к Андреевскому собору еще до звона. Было темно - только 4 часа утра. Хотя собор был заперт, народу около него уже стояло порядочно. Нам удалось накануне достать у старосты пропуск в алтарь. Алтарь был большой, и туда впускали до ста человек. Через полчаса приехал о. Иоанн и начал служить утреню. К его приезду собор наполнился до отказа, а он вмещал в себя более пяти тысяч человек. Перед амвоном стояла решетка, чтобы сдерживать богомольцев. Канон на утрени читал сам отец Иоанн.


К концу утрени началась общая исповедь. Сначала батюшка прочел молитвы перед исповедью. Затем сказал несколько слов о покаянии, и громко на весь собор воззвал к людям: "Кайтесь!" - Тут стало твориться нечто невероятное. Раздались вопли, крики, устное исповедание тайных грехов. Некоторые стремились выкрикнуть свои грехи, как можно громче, чтобы батюшка услышал и помолился за них. А батюшка в это время, став на колени и касаясь головой престола усердно молился. Постепенно крики превратились в плач и рыдания. Продолжалось так минут пятнадцать. Потом батюшка поднялся и вышел на амвон; пот градом катился по его лицу. Раздавались просьбы помолиться, но другие унимали эти голоса, и собор наконец стих. Тогда батюшка, высоко подняв епитрахиль, прочитал над народом разрешительную молитву и обвел епитрахилью над головами собравшихся. После этого он вошел в алтарь, и началась литургия.
За престолом служило двенадцать священников и на престоле стояло двенадцать огромных чаш и дискосов. Батюшка служил напряженно, выкрикивая некоторые слова, и являя как бы особое дерзновение перед Богом. Ведь сколько кающихся душ он брал на себя! В конце долго читали молитвы перед причастием, потому что надо было приготовить много частиц для причастия. Для Чаши поставили перед амвоном особую подставку между двумя решетками. Батюшка вышел около девяти часов утра, и стал причащать людей.
Батюшка несколько раз окрикивал, чтобы не давили друг друга. Тут же около решеток стояла цепь городовых, которые сдерживали народ и держали проходы для причащающихся. Несмотря на то, что одновременно еще два священника приобщали по сторонам храма, батюшка кончил причащать после двух часов дня, несколько раз беря новую Чашу. <...> Удивительно трогательная это была картина Вечери Любви. Батюшка не имел на лице ни тени усталости, с веселым, радостным лицом он поздравлял всех. Служба и Святое Причастие дали нам столько бодрости и сил, что мы с отцом не чувствовали никакой усталости. Испросив у батюшки благословение, мы, наскоро пообедав, поехали домой".
Некоторые относились к отцу Иоанну недоброжелательно - одни по недопониманию, другие по зависти. Так однажды группа мирян и духовных лиц, недовольные отцом Иоанном, написали на него жалобу митрополиту Исидору Петербургскому. Митрополит раскрыл письмо с жалобой, смотрит и видит перед собой белый лист бумаги. Тогда он вызывает жалобщиков и требует объяснения. Те уверяют митрополита, что их письмо находится у него в руках. Тогда митрополит в недоумении вызывает отца Иоанна и спрашивает, в чем дело. Когда отец Иоанн помолился Богу, митрополит начал видеть, что действительно у него в руках не белый лист, а письмо с обвинениями. Уразумев в этом чуде, что сам Бог защищает отца Иоанна от клеветы, митрополит разодрал письмо и с гневом прогнал жалобщиков, а отцу Иоанну ласково сказал: "Служи, батюшка, Богу и не смущайся!"
Молитва отца Иоанна была чрезвычайно сильна. Зная это, к нему за помощью обращались не только жители Кронштадта, но люди со всех концов России и даже из заграницы. Письма и телеграммы о. Иоанну приходили в таком количестве, что Кронштадтская почта выделила для него особое отделение. Эти письма и телеграммы о. Иоанн обычно читал сразу после литургии, часто с помощью секретарей, и тут же горячо молился о просящих. Среди исцеленных отцом Иоанном, были люди всех возрастов и сословий, кроме православных, были тут и католики, и евреи, и магометане. Приведем примеры исцелений, совершенных отцом Иоанном.
В Харькове проживал адвокат-еврей. Его единственная восьмилетняя дочь заболела скарлатиной. Пригласили лучших докторов, но организм девочки не мог справиться с болезнью. Врачи заявили родителям, что положение девочки совершенно безнадежное. Отчаяние родителей было безгранично, и вот отец вспомнил, что в это время в Харьков приехал отец Иоанн Кронштадтский, о чудесах которого он давно слышал. Он взял извозчика и велел везти себя на улицу, где собрались люди, чтобы встретить отца Иоанна. Пробившись с трудом сквозь толпу, адвокат бросился к ногам отца Иоанна со словами: "Святой отец, я еврей, но прошу тебя - помоги мне!" Отец Иоанн спросил, что случилось. - "Моя единственная дочь умирает. Но ты помолись Богу и спаси ее", - воскликнул плачущий отец. Отец Иоанн, положив на голову отца руку, возвел глаза к небу и начал молиться. Через минуту он сказал отцу: "Встань и иди с миром домой". Когда адвокат подъехал к дому, на балконе уже стояла жена, которая радостно закричала, что их дочь жива и здорова. Войдя в дом, он застал свою дочь беседующую с врачами, - с теми, которые несколько часов тому назад приговорили ее к смерти, а теперь не понимающими, что произошло. Эта девочка потом приняла православие и носила имя Валентины.
Одна бесноватая совершенно не переносила присутствия отца Иоанна и, когда тот проходил где-то недалеко, она билась, так что приходилось нескольким сильным мужчинам сдерживать ее. Однажды отец Иоанн все же подошел к бесноватой. Он стал на колени перед иконами и погрузился в молитву. Бесноватая забилась в судорогах, начала проклинать его и богохульствовать, а потом вдруг совершенно стихла и как бы впала в забытье. Когда отец Иоанн встал с молитвы, все его лицо было покрыто потом. Подойдя к больной, он благословил ее. Бывшая бесноватая открыла глаза и, разрыдавшись, приникла к ногам батюшки. Это внезапное исцеление произвело на всех присутствующих потрясающее впечатление.
Иногда, однако, отец Иоанн отказывался молиться за какого-нибудь человека, провидя, очевидно, волю Божию. Так однажды отец Иоанн был приглашен в Смольный институт к постели тяжело заболевшей княжны Черногорской. Но не дойдя до лазарета десяти шагов, он круто повернулся и пошел обратно: "Не могу молиться", - сказал он глухо. Через несколько дней княжна скончалась. Иногда же он проявлял большую настойчивость в молитве, как сам свидетельствует об одном случае исцеления: "Девять раз приходил я к Богу со всем усердием молитвы, и Господь наконец услышал меня и воздвиг болящего".
Отец Иоанн не был искусным проповедником. Он говорил просто и ясно, без всяких приемов красноречия, но зато от души, и этим покорял и воодушевлял слушателей. Его проповеди печатались отдельными выпусками и в огромном количестве распространялись по всей России. Было издано и собрание сочинений отца Иоанна, состоящее из нескольких крупных томов. Особой любовью пользуется его дневник "Моя жизнь во Христе".
Надо представить себе, как проходил день у отца Иоанна, чтобы понять всю тяжесть его трудов. Вставал он около 3 часов ночи и готовился к служению литургии. Около 4 часов он отправлялся в собор к утрени. Здесь уже поджидали толпы паломников, жаждущих увидеть его и получить благословение. Тут же ожидало его и множество нищих, которым отец Иоанн раздавал милостыню. Сразу после утрени он проводил исповедь, которая из-за огромного количества исповедников была общей. Андреевский собор всегда бывал переполнен. Потом отец Иоанн служил литургию, в конце которой очень долго шло причащение. После службы отцу Иоанну приносили письма и телеграммы прямо в алтарь, и он тут же прочитывал их и молился о просящих помощи. Потом, сопровождаемый тысячами верующих, отец Иоанн отправлялся в Петербург по бесчисленным вызовам к больным. Редко когда он возвращался домой ранее полуночи. Некоторые ночи он проводил совсем без сна - и так изо дня в день, из года в год без остановки. Так жить и трудиться можно было, конечно, только при сверхъестественной Божией помощи. Слава отца Иоанна была его величайшим бременем. Всюду, где бы он только ни показался, мгновенно вырастала толпа жаждавших хотя бы только посмотреть на него.
Через руки отца Иоанна проходили сотни тысяч рублей. Он и не пытался считать их: одной рукой возьмет, а другой тут же отдаст. Кроме такой непосредственной благотворительности отец Иоанн создал еще и специальную организацию помощи. В 1882 году в Кронштадте был открыт "Дом трудолюбия", в котором была собственная церковь, начальное народное училище для мальчиков и девочек, убежище для сирот, лечебница для приходящих, приют, народная бесплатная читальня, народный дом, дававший пристанище до 40 тысяч человек в год, разные мастерские, в которых неимущие могли заработать, народная дешевая столовая, где по праздникам отпускалось до 800 бесплатных обедов, и странноприимный дом. По инициативе отца Иоанна и при его материальной поддержке была построена спасательная станция на берегу залива. У себя на родине он построил прекрасный храм. Нет возможности перечислить все места и области, куда простиралась его забота и помощь.
Скончался отец Иоанн 20 декабря 1908 года на восьмидесятом году жизни. Несметная толпа сопровождала его тело из Кронштадта в Петербург, где он был похоронен в Иоанновском монастыре, им же основанном. К месту его упокоения со всех концов России стекались молящиеся и непрерывно служились панихиды. Крепкий в вере, горячий в молитве и в своей любви к Господу и к людям, святой праведный Иоанн Кронштадтский всегда будет пользоваться любовью русского. Он и после своей праведной кончины быстро откликается на молитвы всех, просящих его помощи.

В 2008 году Русская Православная Церковь празднует сразу два юбилея святителя Никиты Новгородского: 31 января (13 февраля) - 900 лет его блаженной кончины и 30 апреля (13 мая) - 450 лет со дня обретения мощей.
Когда и где родился святой Никита, кто были его родители, о том не дошло до нас никаких известий. Мы ничего не знаем также о годах его детства и отрочества. Известно только, что в княжение великого князя киевского Изяслава Ярославича он был уже юным иноком Киево-Печерского монастыря и здесь испытал великое искушение.
Юный инок Никита, с благоговением взирая на высокие подвиги печерских братий и отчасти увлекаясь славой и честью мирской, пожелал подвизаться в затворе. Он испрашивает благословения у своего игумена преподобного Никона. Но, запрещая Никите поступать по своему желанию, игумен говорил ему: "Чадо, не будет тебе никакой пользы от того, что в годы юности ты станешь сидеть наедине в праздности; гораздо лучше тебе остаться жить вместе с братиями и работать на них - тогда ты не лишишься награды своей. Ты сам видел брата нашего Исаакия, как он в затворе прельщен бесами; но его спасла великая благодать Божия по молитвам преподобных Антония и Феодосия, которые и доныне творят много чудес". Никита отвечал, что он уже не прельстится подобно Исаакию, но крепко будет стоять против козней диавола и молиться Богу, чтобы Господь и его сподобил дара чудотворений, как Исаакия затворника. Но игумен снова возразил ему: "Желание твое свыше сил твоих; берегись, чадо, чтобы, превознесшись, не пасть тебе. Смирение наше велит тебе служить на святую братию, и за это ты будешь увенчан от Бога". Не послушался Никита игумена и сделал то, что задумал: затворившись накрепко в своей келии, он молился в ней неисходно.
Но прошло несколько дней, и его искусил диавол. Однажды, воспевая молитвы, Никита услышал голос, молящийся вместе с ним, и почувствовал неизъяснимое благоухание. Прельщенный инок подумал: "Если бы это был не Ангел, то не молился бы со мною и не было бы здесь такого благоухания Святаго Духа". Никита начал с большим жаром молиться, взывая: "Господи, явись мне Сам, чтобы я мог видеть Тебя". И тогда был к нему голос: "Не явлюсь тебе, потому что ты юн, - чтобы ты не возгордился и не упал". Затворник же со слезами говорил: "Не прельщусь я, Господи, игумен наказал мне не внимать бесовской прелести. Я готов исполнить Твои повеления". С этой минуты взял над ним власть обольститель и сказал: "Невозможно человеку во плоти видеть меня, но я посылаю ангела моего, который пребудет с тобою, ты же исполняй его волю". И тотчас стал перед Никитой бес в образе Ангела. Инок поклонился ему как Ангелу. И тогда сказал ему бес: "Ты больше не молись, а читай книги, и через это будешь постоянно беседовать с Богом и подавать полезные советы приходящим к тебе. Я же непрестанно буду молиться Творцу всех о твоем спасении".
Прельщенный затворник совсем перестал молиться и, видя постоянно молящегося беса, радовался, что Ангел молится за него; сам же только и делал, что прилежно читал книги и поучал приходящих к нему, а по временам пророчествовал. Однажды он послал сказать князю Изяславу, чтобы тот скорее отправил сына своего Святополка на новгородский престол, так как князь Глеб Святославич убит в Заволочье. И действительно, через несколько дней пришла весть, что князь Глеб убит заволоцкой чудью. Случилось же это 30 мая 1078 года. С этого времени пошла большая слава о затворнике Никите. Князья и бояре верили, что затворник - пророк, и во многом слушались его. Хотя бес и не знает будущего, но он возвещает то, что сам делает или чему научает злых людей: убить ли кого, украсть ли. Так было и с Никитой: когда приходили к нему за словом наставления и утешения, тогда бес, мнимый Ангел, сообщал затворнику о случившемся, а тот пророчествовал, и предсказания сбывались.
Но вот что обратило на себя особое внимание печерских подвижников: инок Никита знал наизусть все книги Ветхого Завета и не хотел ни видеть, ни слышать, а не только что читать Евангелие и Апостол - тех Священных книг, которые преданы нам благодатью для нашего исправления и утверждения в вере. Для всех стало ясно, что инок Никита прельщен врагом человеческого рода. Не могли потерпеть этого преподобные отцы Печерские. Вместе с игуменом своим преподобным Никоном пришли они к прельщенному затворнику и силою своих молитв прогнали прочь от него беса. Выведя Никиту из затвора, спрашивали его о Ветхом Завете, но он клялся, что никогда не читал тех книг, которые прежде знал наизусть; он даже не умел прочесть ни одного слова в них, и братия едва научили Никиту грамоте. Придя в себя по молитвам святой братии Печерской, Никита исповедал и горькими слезами оплакивал перед ними свой грех, а затем обрек себя на строгое воздержание и иноческое послушание. Чистой и смиренной жизнью он стяжал высокие добродетели, слава о которых разнеслась далеко за пределы Киевской земли.


Человеколюбец Бог принял истинное покаяние Никиты и поставил его пастырем словесного стада Христова. В 1096 году святой Никита Божиим Промышлением был избран и посвящен во епископа Великого Новгорода, где Господь прославил Своего угодника даром чудотворений. На втором году своего святительства Никита молитвами своими прекратил большой пожар в Новгороде. В другой раз во время засухи, грозившей Новгородской земле голодом, по его молитвам дождь оживил поля и луга травами.
По сказанию жития преподобного Антония Римлянина, подвижник чудесным образом прибыл в Новгород при жизни святителя Никиты и с его благословения основал свой монастырь.
Святитель Никита был озабочен устройством и украшением храмов Божиих в Новгороде, но из церквей, построенных в его время, уцелела до наших дней одна - Благовещенская на Городище. И доныне существует памятник его забот о благоустройстве Новгородского архиерейского дома - это каменный корпус, который и в памятниках письменности, и в народном предании известен под именем Никитинского. Святитель Никита имел намерение украсить живописью стены храма Святой Софии; но это не удалось ему: "на иждивение святителя" роспись собора была произведена лишь после его кончины, спустя несколько месяцев. Преставился святитель Никита 30 января 1108 года, после 13-летнего управления Новгородской епархией. Честные мощи его были погребены в соборном Софийском храме, в приделе богоотец Иоакима и Анны.
Местное празднование памяти святому Никите началось вскоре после его кончины. В 1547 году на церковном Соборе в Москве состоялось общероссийское прославление святого. 30 апреля 1558 года, при митрополите Московском Макарии и архиепископе Новгородском Пимене были обретены нетленные мощи святителя. При открытии святых мощей до 10 больных, преимущественно больные глазами и слепые, получили исцеление. В день открытия мощей святитель Никита явил свою чудесную силу и помощь не только в Новгороде, но и вдали от него: среди русских войск, осаждавших ливонский город Ругодив (Нарву), многие ливонцы видели на коне мужа в святительских одеждах. Русские войска овладели Ругодивом без приступа и стенобитных орудий благодаря молитвам святителя Никиты. Обретенные нетленные мощи были переложены в новую деревянную гробницу, в 1629 году обложенную басменным серебром. Во времена Новгородского митрополита Гавриила (Петрова) святые мощи были переложены в бронзовую гробницу, а в 1846 - в серебряную. В 1956 году епископом Старорусским Сергием (Голубцовым), по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия I, чудотворные мощи святителя Никиты были перенесены из Софийского собора в Никольский собор, а в 1962 году - в храм во имя святого апостола Филиппа, где и ныне покоятся в гробнице, расположенной в северном приделе во имя святителя Николая Чудотворца.

11 (24) марта 2008 года исполняется 550 лет со дня преставления святителя Евфимия Новгородского. Святитель Евфимий родился в Великом Новгороде в последней четверти XIV века. Благочестивые родители будущего святителя Михей, священник церкви святого великомученика Феодора Стратилата, и Анна, не имея долгое время детей, усердно молились Богу и Пречистой Его Матери о разрешении их неплодства. Бог услышал молитву праведных, и у них родился сын, которого при крещении назвали Иоанном. Еще в пеленах родители принесли его в церковь, положили перед иконою Божией Матери, пред которой молились о даровании дитяти, и сказали: "Вот, Царица и Владычица, что Ты даровала нам, то и приносим Тебе; что изрекли в печали уста наши, то радостию воздаем как Владычице и Царице; Ты же соблюди его, как Ты Сама восхощешь".


Споспешествуемый Божественной благодатью отрок рос и укреплялся в родительском доме, а когда настало время, был отдан учиться Божественным книгам. Иоанн не предавался никаким иным занятиям, кроме тех, которые приводили его к размышлению о предметах Божественных и уже в пятнадцатилетнем возрасте почувствовал в себе силу отречься от мира и сделаться иноком.
В то время в окрестностях Новгорода была известна Вяжищская обитель, созданная в честь святителя Николая Чудотворца. Здесь и положил начало своих подвигов отрок Иоанн. Он пришел к игумену Пахомию и умолял возложить на него иноческий образ. Пахомий принял Иоанна как посланного Самим Богом и облек его в ангельский образ с именем Евфимий. Юный инок поражал всех глубоким разумом, смирением и полным повиновением настоятелю и братии.
Прослышал о юном подвижнике архиепископ Новгородский Симеон, призвал к себе и долго беседовал с ним, оставшись весьма доволен, вскоре очень полюбил его и в монастырь не отпустил, а назначил казначеем над церковным имуществом. Святой Евфимий честно исполнял свое дело, не оставлял иноческого правила, какое имел в монастыре, не гордился данной ему властью, но остался таким же смиренным, каким был прежде.
При архиепископе Новгородском Евфимии Брадатом святой отпросился на безмолвие в Хутынский монастырь, а через некоторое время принял управление Лисицким монастырем Рождества Пресвятой Богородицы.
После кончины архиепископа Евфимия Брадатого изволением Божиим и судом народным 13 ноября 1429 года архиепископом Новгородским был избран игумен Лисицкого монастыря святой Евфимий, несмотря на его отказ по смирению и мнимому недостоинству. В течение нескольких лет (1429-1434) священноинок Евфимий оставался нареченным епископом, так как его посвящение затруднялось различными обстоятельствами. В это время святой Евфимий укрепил крепостные сооружения Новгорода и Порхова и, обеспечив безопасность Новгородской земли от нападений литовцев, немцев и шведов, приступил к благоустроению епархии. В 1434 году святой Евфимий получил посвящение в сан архиепископа в Смоленске от митрополита Киевского и всея Руси Герасима. Первым делом после посвящения святитель урегулировал и упрочил дружественные отношения Новгорода с Псковом, имевшие большое значение для защиты Северо-Западных рубежей Руси. В дальнейшем верный долгу миротворчества святитель Евфимий уладил конфликт с великим Московским князем Василием II, что стало поворотным моментом в истории московско-новгородских отношений. Большое значение при этом имела духовная связь архиепископа Новгородского со святителем Ионой, возглавившим Русскую Церковь после митрополита Исидора, печально известного изменой Православию на Флорентийском соборе, а до того изрядно досадившего святому Евфимию.
Около тридцати лет святительствовал архиепископ Евфимий в Новгороде, был любим и почитаем всеми, оставив о себе делами своими самую славную память. Много потрудился он для построения и возобновления храмов, особенно после опустошительных пожаров 1431 и 1442 годов. Богато был украшен святителем Софийский собор, а в Новгородском Кремле построено несколько новых церквей. Одним из важных памятников строительной деятельности святителя Евфимия остались каменные палаты архиерейского дома, воздвигнутые им на месте деревянных, много раз горевших. С особенною любовью святитель относился к Вяжищской обители - месту своего иноческого пострижения. Воздвигнув там великолепный храм во имя святителя Николая, владыка постоянно украшал его, а, соревнуя ему, бояре, вельможи новгородские и все народное множество не забывали обители милостыней и приношением. Было у владыки желание построить при жизни своей в том же монастыре теплый храм с трапезой во имя святого апостола Иоанна Богослова. Бог помог исполниться этому желанию. Святитель много сделал и для благоустроения далекого Соловецкого монастыря.
Среди забот об украшении храмов Божиих не забывал святитель Евфимий наставлять согрешающих среди своих пасомых. Святитель сначала действовал на согрешившего кротостью; не исправляющихся запрещал с гневом на устах, а сердцем молился об исправлении их; обличал проступки и богатых, и знатных, незаконные браки, и никто ничем не мог заставить его умолкнуть и прекратить обличения, пока не наступало исправление. Много раз приходилось владыке посещать и приносившую немало хлопот Псковскую свою паству для благословления и наставления.
Нельзя пройти молчанием забот святителя Евфимия и об умножении богослужебных и священных книг. Еще и ныне целы книги, списанные по его воле и поручению: Служебник, Устав, Минеи месячные (ноябрь, февраль, апрель, июнь) и праздничная, Октоих. Под его руководством в Новгороде собирались исторические и агиографические материалы, велась интенсивная работа по переписке старых и созданию новых летописных сводов. Святой Евфимий не жалел средств на собирание, хранение и переписку различных рукописей. По его инициативе значительно расширилось книгохранилище новгородской библиотеки при Софийском соборе.
О милостыне, ежедневно и открыто оказываемой святым Евфимием, все знали, тайная же и сердечная его милостыня известна одному Богу. С особенной любовью принимал он странников и пришельцев из чужих стран, никого не отпускал скорбным. И не на один Новгород распространялись обильные даяния щедрой руки архиепископа, но повсюду - до Константинополя, до святой горы Афонской, Иерусалима и далее.
Никакие заботы и дела не могли помешать святителю исполнить все иноческое правило: чего не успевал совершать днем, то доканчивал ночью. Он строго постился и даже в праздники был очень воздержан в пище, келейного же правила никогда не уменьшал.
В особенных откровениях Божиих, бывших в святительство Евфимия, можно усматривать одобрение свыше деятельности архиепископа. Однажды ночью (случилось это в 1439 году) пономарь Аарон, находясь в соборе Софийской церкви, наяву видел всех бывших святителей Новгородских, совершавших молебное пение перед Корсунской иконою Божией Матери. Узнав об этом, архиепископ прославил Бога и, отслужив соборную литургию и панихиду по всем святителям, установил на будущее время ежегодное поминовение архипастырей 4 октября. В том же году при возобновлении Софийского собора чудесным образом обретены были мощи святого архиепископа Иоанна.
В трудах и подвигах приближался святой Евфимий к закату дней своих. Каждый год владыка Евфимий имел обыкновение проводить в своем любимом Вяжицком монастыре всю первую седмицу Великого поста. Не случилось этого только в 1458 году.
В последнее воскресенье перед Великим постом пришли к архиепископу посадники, бояре, игумены, священники и все множество народное, дать обычное целование с прощением при наступлении Великого поста. Архиепископ, как чадолюбивый отец, всех прощал и милостиво учил, сколько можно, в чистоте проводить Великий пост, удаляться особенно пьянства, от которого происходит все зло. А когда наступил вечер, то, преподавши всем мир и благословение, архиепископ вышел из города и направился не в Вяжищскую обитель, а в Лисицкий монастырь, откуда взят был на святительство. Придя в обитель, святитель разболелся, но всю седмицу постился и ходил на соборное пение. Все видели его телесные страдания, но ничего скорбного не было на лице у него. Перед кончиной своей он преподал всем благословение и прощение, сам испросил у всех прощение, причастился святых Пречистых Таин, воздал хвалу Богу за все, тихо и мирно предал Господу честную и святую душу свою ночью 11 марта. При кончине распространилось благоухание от тела архиепископа, а при помазании тела его найдены на нем тяжелые вериги ("подобно схиме"), которых никто не видал на нем при жизни.
Бог прославил святого Евфимия не только в жизни, но и по смерти. Много чудес сотворил и творит Бог через Своего угодника святителя Евфимия и не только приходящим ко гробу святого, но и на всяком месте призывающим имя его.
Память святителя Евфимия начала праздноваться вскоре после его кончины. В 1494 году его имя уже помещено в одной служебной Минее между новыми русскими чудотворцами. На Московском Соборе 1549 года установлено общецерковное празднование святителю. Святые мощи его почивают под спудом в Вяжищском монастыре в храме, посвященном его имени.

4 (17) апреля 2008 года исполняется 1125 лет со дня преставления святого преподобного Иосифа Песнописца.
Отечеством святого Иосифа была Сицилия. Родители его, Плотин и Агафия, были люди благочестивые и добродетельные; за их богоугодную жизнь Господь и даровал им такого сына, который, как выдающийся творец канонов, украсил Церковь священными песнопениями. Отрок был воспитан в добром книжном научении и благонравии и уже в его детских обычаях можно было видеть указание на то, что, став мужем, он достигнет совершенства в добродетелях. Когда произошло нашествие варваров на сицилийскую страну, семья была вынуждена бежать из отечества и искать пристанища в Пелопоннесе. Отсюда пятнадцатилетний Иосиф, почувствовав в себе призвание к служению Господу в иночестве, удалился в Солунь, где поступил в монастырь.
Став иноком, он учился трудам постническим, прилежно проходя все виды подвижнической монашеской жизни и добродетелей. Земля, покрытая кожею, служила ему постелью, ветхое рубище - одеждой, небольшой кусок хлеба и немного воды - пищей и питием. Воздержание и молитвенное усердие, чтение Священного Писания и святоотеческих творений духовно укрепляло и умудряло инока. Он как Ангел Божий сиял среди братии примером чистого и святого жития. Приняв по настоянию игумена и братии сан священства, святой усилил свои подвиги и труды, часто совершал Божественную литургию и со слезами молился о себе и всем мире.


Преподобный Григорий Декаполит, пришедший как-то в монастырь, нашел в святом Иосифе духовного друга и сотаинника, так что, отправляясь в Константинополь для борьбы с иконоборческой ересью, упросил игумена отпустить преподобного Иосифа с собой.
В то время нечестивый царь Лев Армянин воздвиг великое гонение на Церковь. Тогда святые Григорий и Иосиф, облекшись в броню веры, начали обходить городские улицы, площади и дома верных, с советом, увещанием и мольбою не прельщаться еретическим лукавством. Спустя некоторое время святой Иосиф, как искусный в слове и способный по своей телесной крепости предпринять труд долгого пути, был послал в Рим, к православному папе Льву III и ко всем тамошним православным, возвестить о гонении, воздвигнутом в Константинополе на святую Церковь.
Однако иное было угодно непостижимым судьбам Божиим. Бог нередко на пользу устрояет посредством таких обстоятельств, которые кажутся нам неблагоприятными и жестокими. И преподобный Иосиф был захвачен разбойниками, на Крите передан еретикам и заключен в темницу. Все испытания святой переносил с радостью, поддерживая личным примером, мудрым наставлением и горячей молитвой других узников. Среди них оказался и один православный епископ, который под давлением еретиков уже был готов отойти от правой веры. Однако молитвами и наставлениями святого Иосифа он настолько утвердился в истине, что даже в лютейших муках не отвергся благочестия и стал мучеником за Христа. Подобным образом святой Иосиф и иных узников избавил от гибели душевной.
Преподобный Иосиф провел в заточении шесть лет до того момента, как злочестивый царь Лев Армянин погиб от рук своих воинов в ночь накануне праздника Рождества Христова. В тот самый час преподобному явился святитель Николай и, известив его о гибели мучителя, чудесно освободил из плена. Затем невидимой силой святой Иосиф был перенесен в Константинополь. Преподобный Григорий к этому времени уже почил, так что святой Иосиф застал в живых лишь его ученика - блаженного Иоанна, который тоже вскоре преставился.
Тогда преподобный построил церковь во имя святителя Христова Николая и перенес в нее мощи преподобных Григория и Иоанна, устроил монастырь и собрал братию. Сюда к преподобному Иосифу постоянно стекалось слушать его боговдохновенное учение много людей духовных и мирских.
Будучи однажды в Фессалии, преподобный Иосиф получил от одного добродетельного мужа значительную часть мощей святого Апостола Варфоломея. Вернувшись в свою обитель, преподобный воздвигнул в ней церковь во имя этого святого Апостола и с честью положил в ней святые мощи. Питая великую любовь к Апостолу Варфоломею, он часто сподоблялся видеть его в сновидениях и пожелал украсить праздник святого хвалебными песнопениями, которых еще не было среди церковных молитвословий. Тогда преподобный стал усердно молить Бога и Апостола Божия Варфоломея открыть ему, угодно ли Богу, чтобы он сам составил эти песнопения. С постом и слезами молился преподобный Иосиф сорок дней, и когда приблизился день памяти Апостола, в навечерие празднества в алтаре явился ему святой Варфоломей, облеченный в белые ризы. Призвав преподобного Иосифа к себе, святой Апостол взял с престола Евангелие и положил на грудь Иосифу со словами: "Да благословит тебя десница всесильного Бога, и да изольются на язык твой воды небесной премудрости: сердце твое да будет храмом Духа Святого, и песнопения твои да усладят вселенную".
Так сказал святой Апостол Варфоломей и стал невидим, а преподобный Иосиф, ощутив в себе благодать премудрости, исполнился радости неизреченной и благодарения. С того времени начал он писать церковные гимны и каноны, которыми украсил праздник не только святого Апостола Варфоломея, но и многих святых, по преимуществу же почтил он многими канонами Пречистую Богоматерь и святителя Николая. Обильно украсил он Святую Церковь песнопениями и получил наименование Песнописца.
Однако испытания, выпавшие на долю преподобного еще не кончились. Во время царствования Феофила, снова восстала на Церковь буря иконоборства, снова многие подверглись гонению и мучению. Тогда и преподобный отец наш Иосиф Песнописец за безбоязненное и открытое обличение ереси был изгнан в Херсон, где в узах и страданиях оставался до смерти Феофила. Царица Феодора с сыном Михаилом, принявшая правление по смерти Феофила и вместе со Святейшим Патриархом Мефодием восстановившая православное почитание святых икон, возвратила Иосифа в столицу. Святитель Игнатий сделал преподобного Иосифа сосудохранителем великой Божией Константинопольской церкви Софии, Премудрости Божией. За добродетельную жизнь и за исходившие из уст его премудрые и душеспасительные речи, многих обращавшие на путь спасения, преподобный Иосиф был весьма любим Святейшим Патриархом и всем духовным и мирским чином.
Через некоторое время преподобный Иосиф стал жертвой притеснения со стороны кесаря Варды, брата царицы, которого обличал в незаконном сожительстве. После воцарения Василия Македонянина, преподобный Иосиф смог вернуться в Константинополь.
При патриархе Фотии преподобный стал подвизаться на пользу Церкви в новом качестве. Называя его не иначе как "человеком Божиим", Ангелом во плоти и отцом отцов, святитель повелел всему клиру своему иметь преподобного Иосифа отцом духовным, открывать ему совесть и исповедывать прегрешения. Обладая прозорливостью, святой провидел утаиваемые грехи, но не обличал грешника, а наставлял его увещательными речами до тех пор, пока исповедывающийся, умилившись, не открывал тайного беззакония: ибо силен был Иосиф в боговдохновенных речах и легко мог обращать грешных к покаянию.
Так богоугодно прожив много лет, святой достиг глубокой старости. Перед отшествием из мира, в конце святой Четыредесятницы, впал он в болезнь и в сновидении получил от Бога извещение о своем скором преставлении. В Святой Великий Пяток вольных страстей Христовых преподобный составил опись церковного имущества Софийского собора, которое по должности было на его попечении, и отослал ее Святейшему Патриарху Фотию. Сотворив молитву и причастившись Божественных Таин, преподобный Иосиф благословил всех бывших при нем, воздел к небу руки свои и со светлым и радостным лицом предал Богу свою святую душу на Светлой седмице 883 года.

28 апреля (11 мая) 2008 года исполняется 825 лет со дня преставления святителя Кирилла, епископа Туровского.
Святитель родился в 30-х годах XII века в городе Турове на реке Припяти у богатых родителей. С малых лет святой Кирилл с усердием читал Священные Книги и достиг глубокого понимания их. Он учился не только у русских, но и у греков. В зрелом возрасте святой Кирилл отказался от наследства и принял постриг в Туровском Борисоглебском монастыре. Он много подвизался в посте и молитве и учил иноков полному послушанию игумену: инок, который не находится в послушании у игумена, не исполняет своего обета и потому не может спастись. Сохранилось три сочинения святого Кирилла об иноческой жизни, одно из которых - "Сказание о черноризском чине от Ветхого Закона и от Нового" - может быть отнесено ко времени пребывания его в монастыре. Через некоторое время святой Кирилл удалился в затвор на столп, где еще более усилил подвиги и "многа Божественна Писания изложи". Многие обращались к нему за советом в духовной жизни.
Святость жизни и высокая просвещенность святого Кирилла обратили на него всеобщее внимание, и его избрали на Туровскую кафедру. В 1169 году святитель Кирилл принимал участие в соборе, осудившем епископа Феодора, который занял Владимиро-Суздальскую кафедру и пытался отделиться от Киевской митрополии. Святитель Кирилл обличил ересь Феодора и составил много посланий к святому князю Андрею Боголюбскому, в которых поучал его и наставлял по поводу церковных нестроений в Ростовской земле.
По любви к уединению святитель Кирилл оставил кафедру (до 1182 года, под которым упоминается уже епископ Туровский Лаврентий) и полностью посвятил себя писанию духовных сочинений. Он составил, вероятно, слова? на весь годичный круг Господских праздников, но не все они сохранились. Поучения святителя Кирилла помещались в сборниках наряду с древними святоотеческими творениями. Как богослов святитель Кирилл Туровский свою задачу усматривал в том, чтобы вскрыть истинный, сокровенный замысл того или иного текста Священного Писания.
Скончался святитель Кирилл 28 апреля около 1183 года. От современников он получил именование русского Златоуста. Сам святитель о себе смиренно говорил: "Я не жнец, а собираю колосья; я не художник в книжных делах", - всегда, однако, сознавая высоту святительского служения, на которое поставил его Господь: "Если бы говорил я от себя, вы делали бы хорошо, не приходя в храм. Но я возвещаю вам Слово Господа, читаю вам грамоту Христову... Я раздаю слова Божии, лучшие золота и дорогих каменьев, более сладкие, чем мед и сот, и вы лишаетесь их, не приходя в церковь,<...> но вас, приходящих, хвалю и благословляю".

7 (20) мая 2008 года исполняется 500 лет со дня преставления святого преподобного Нила Сорского.
Преподобный Нил Сорский, происходивший из дворянского рода Майковых, родился в 1433 году. Начало иноческой жизни положил в Кирилло-Белозерской обители, где пользовался советами мудрого и строгого старца Паисия Ярославова, впоследствии игумена Троице-Сергиева монастыря. Спустя несколько времени, он вместе с учеником своим и сотрудником монахом Иннокентием отправился в паломничество по святым местам восточным. Несколько лет провел он на Афонской горе и в монастырях константинопольских, изучая все виды монашеского подвижничества, в особенности - неизвестный ему дотоле вид скитского жития. Главным образом он везде старался вникнуть в смысл и дух так называемого умного иноческого делания, внутреннего самоиспытания, все применяя к себе, к собственной духовной жизни. Внимательно святой Нил изучал и опытом проходил наставления богомудрых древних отцов Антония Великого, Ефрема Сирина, Исаака Сирина, Варсонофия, Иоанна Лествичника, аввы Дорофея, Максима Исповедника, Исихия, Симеона Нового Богослова, Петра Дамаскина, Григория, Нила и Филофея Синайских. И, возлюбив скитский образ жизни, пребывая еще на Афоне, у него явилась мысль и по возвращении на родину начать этот новый, по образу восточных подвижников, вид жизни для иноков. До него на Руси было два вида иночества: общежительный и отшельнический. Нил положил начало третьему: иноки селились один от другого на таком расстоянии, чтобы можно было только слышать голос друг друга, а подвизались каждый особо. Возвратясь на Русь в Белозерский монастырь, преподобный Нил уже не остался жить в нем, ибо слишком глубоко запала в душу его любовь к уединению. Сначала срубил себе келию невдалеке от монастыря; потом отошел за 15 верст, где обрел свою Палестину в дикой глуши Вологодской земли на берегу безвестной реки Сорки. Водрузив там крест, поставил сперва часовню и уединенную келию, и при ней ископал кладезь, а когда собралось к нему для сожития несколько братии, то построил деревянную церковь Сретения Господня. Таким образом, составился первый Русский скит с новым в то время уставом, заимствованным Нилом на Афоне.


При построении храма надлежало сделать на болотистой почве высокую насыпь, тем более, что под церковью назначалась братская усыпальница. Руками богомудрого старца и живших при нем скитников насыпан был высокий холм для храма и усыпальницы. Келии поставлены на возвышении: каждая от другой и от храма на расстоянии брошенного камня. Скитники собирались в храм свой, по примеру восточных, только по субботам, воскресеньям и праздникам, в прочие дни каждый молился и трудился в своей келии. Всенощная скитская продолжалась всю ночь в полном смысле слова: за каждой кафизмой предлагалось по три и четыре чтения из отцов. Во время литургии пели только Трисвятую песнь, Аллилуия, Херувимскую и Достойно; все прочее читалось протяжно, нараспев. В субботу приходили в братскую усыпальницу, где совершалась панихида за упокой усопших. В завещании ученикам преподобный Нил так изображает внешнюю сторону скитского жития: а) пропитание снискивать трудами рук, но не заниматься даже земледелием, так как оно по сложности своей неприлично отшельнику; б) только в случае болезни или крайней нужды принимать милостыню, но не ту, которая могла бы служить кому в огорчение; в) не выходить из скита; г) в церкви не иметь никаких украшений из серебра, даже и для священных сосудов, а все должно быть просто; д) здоровые и молодые должны утомлять тело постом, жаждою и трудом, а старцам и слабым дозволяется успокоение в известной мере; е) женщинам отнюдь не входить в скит.
Преимущественный труд и подвиг скитского жития состоит во внутреннем подвижничестве, строгом наблюдении над состояниями души, в очищении ее молитвами и богомыслием. И главным подвигом иноков является борьба со своими помыслами и страстями, в результате чего в душе рождается мир, в уме ясность, в сердце сокрушение и любовь. Об этом преподобный Нил довольно подробно пишет в завещании для учеников своих и в обширном сочинении: "Предание о жительстве от святых отец учеником своим", или скитском уставе, где излагает ступени этого спасительного мысленного делания. Первая ступень - отречение от мира, в частности, от всяких мирских развлечений; вторая - непрестанная молитва, сопровождаемая памятью о смерти. Отличительная особенность сего "Предания" или устава преподобного Нила Сорского от всех других уставов, писанных основателями монастырей, состоит именно в том, что все внимание преподобный Нил сосредотачивает на внутренней духовной жизни во Христе, на чисто духовном воспитании человека-христианина.
Преподобный Нил при скитническом образе жизни исключал монастырское земледелие, считал, что иноки должны жить только трудом своих рук. Сам он был для братии образцом трудолюбия и отличался крайней нестяжательностью. Продолжая изучать Священное Писание и творения святых отцов, преподобный Нил устроял жизнь обители по заповедям Божиим и советам святых. Прежде чем приступить к какому-либо делу, он соотносил это дело с поучениями святых отцов. В письме к своему сподвижнику Иннокентию он писал: "Живя наедине, занимаюсь испытанием духовных писаний: прежде всего испытываю заповеди Господни и истолкования, и предания апостольские, потом жития и наставления святых отцов. О всем том размышляю, и что, по рассуждению моему, нахожу богоугодного и полезного для души моей, переписываю для себя. В этом жизнь моя и дыхание. В немощи моей и лени возложил упование на Бога и Пречистую Богородицу. Если что случается мне предпринимать и если не нахожу того в Писании, на время отлагаю в сторону, пока не найду. По своей воле и по своему рассуждению не смею предпринимать что-нибудь. Живешь ли отшельнически или в общежитии, внимай святому Писанию и следуй по стопам отцов или повинуйся тому, кто известен тебе как муж духовный в слове, и жизни, и рассуждении. Святое Писание жестоко лишь для того, кто не хочет смириться страхом Божиим и отступить от земных помышлений, а желает жить по своей страстной воле. Иные не хотят смиренно испытывать Священное Писание, не хотят даже слышать о том, как следует жить, как будто Писание не для нас писано, не должно быть выполняемо в наше время. Истинным же подвижникам и в нынешние, и во все века слова Господни всегда будут словами чистыми, как очищенное серебро; заповеди Господни для них дороже золота и камней драгоценных, слаще меда и сота". Начитанность преподобного Нила в творениях святых отцов была так велика, что он цитировал их наизусть.
Слава преподобного Нила воссияла гораздо далее стен русских обителей. Его знали и уважали русские иерархи. Когда в Новгороде открылась ересь жидовствующих и всюду распространены были ожидания кончины мира в 1492 году, архиепископ Новгородский Геннадий просил Иоасафа, архиепископа Ростовского, посоветоваться между прочим с преподобным Нилом, как он думает о сих ожиданиях. Преподобный был приглашен на собор 1490 года, созванный для осуждения губительной ереси. Святой Нил присутствовал и на соборе 1503 года. Этим строгим отшельником внесено было в соборные рассуждения предложение освободить монастыри от управления вотчинами, то есть населенными имениями. Собором это мнение поддержано не было. После смерти преподобного Нила мысль его долго жила в умах его учеников.
Умирая, преподобный Нил оставил следующее завещание ученикам своим: "Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Завещаю яже о себе, моим присным господам и братиям, яже суть моего нрава. Молю вас, повергните мое тело в пустыни, да изъядят е звери и птицы: понеже согрешило есть Богу много и недостойно есть погребения. Аще ли сице не сотворите, то, ископавши ров на месте, идеже живем, со всяким безчестием погребите мя. Бойтеся же слова, еже Великий Арсений завеща учеником своим, глаголя: на суде стану с вами, аще кому дадите тело мое. Тщание бо и мне было то, елико по силе моей, да не сподоблен буду чести и славы века сего некоторыя, якоже в житии сем, тако и по смерти моей. Молю же всех, да помолятся о души моей грешней, и прощения прошу от всех и от мене прощение да будет, Бог да простит всех нас". Со стороны блаженного Нила это завещание служит выражением глубочайшего его смирения перед Богом и людьми, которое достойно бы изобразить словами пророка Давида: смирихся до зела, Господи (Пс. 118, 107).
Великий старец отошел ко Господу 7 мая 1508 года в третью неделю по Пасхе - святых жен-мироносиц, будучи семидесяти лет от рождения. И предсмертное желание великого ревнителя нищеты и смирения исполнилось; обитель его осталась одной из самых малолюдных и бедных на севере России, и святые мощи его почивают под спудом в приделе его имени в убогой деревянной церкви во имя Иоанна Предтечи. Царь Иоанн Грозный в 1569 году хотел построить каменный храм над гробницей преподобного Нила. Но богоносный ревнитель скитской простоты в сонном видении запретил царю эту постройку. Прошло несколько столетий, и возобновилась мысль о каменной церкви в честь преподобного Нила, но своды ее обрушились над самой ракой основателя обители, причем чудесно спаслись от погибели трое каменщиков, работавшие в церкви.
Святая Церковь впоследствии времени, по указанию свыше, причислила Нила к лику преподобных отцов, и память его положено совершать по церковному месяцеслову 7 мая, в день его блаженного успения. Особенной службы преподобному Нилу не составлено, и торжество в честь и славу имени его совершается по общей Минее.
Замечательно предание о священном лике преподобного, написанном на его гробовой доске. Один богатый человек Московского государства захвачен был татарами и многие годы оставался у них в плену. Сильно скорбел он о своем семействе и призывал себе на помощь угодников Божиих. Однажды ночью явился к нему в тонком сне светолепный старец и велел написать образ преподобного Нила, обещая возвращение на родину. Пробудившись от сна, он хотел спросить, как может это исполнить, но явившийся, как молния, уже скрылся от его взора, ослепленного ярким светом. Пленник начал размышлять сам с собой: кто это преподобный Нил, о котором впервые слышал, и где обретается? Он стал призывать его на помощь, хотя и не ведал его. И вот опять в другую ночь является ему тот же старец и говорит: "В пределах Белозерских Нил, за двенадцать поприщ от Кириллова монастыря". Вскочив с постели, пленник яснее хотел разглядеть лицо явившегося и подробнее его расспросить, но опять столь же быстро стал невидим старец, оставив за собой струю света и благоухания. Тогда уверовал человек, что, действительно, послал Господь к нему Своего угодника, и молил святого Нила, дабы явил ему яснее лик свой: и в третью ночь является ему преподобный, оставляет у его возглавия начертание своего лика и говорит ему утешительное слово: "Человек Божий, возьми лист сей и иди в Русскую землю".
Едва опомнился утешенный узник и, действительно, обрел у своего изголовья начертание лика преподобного. Со слезами молил он Господа и Его угодника указать ему путь, чтобы избавиться от руки неверных; и опять был к нему голос: "Иди ночью в степь и увидишь перед собой яркую звезду; последуй за нею и избегнешь агарян". Пленник, укрепляемый верой, дерзновенно ночью пустился в неизмеримую неведомую степь, взяв с собой немного хлеба, и дивная звезда его руководила, по обещанию Нила, доколе не воссияла заря. Тогда услышал он за собой топот коней и крики варваров, ищущих своей добычи. В ужасе пал он на землю, моля Господа о своем сохранении, и Господь осенил его невидимой силой от их взоров, так что они с воплем пронеслись мимо. День и ночь странствовал он по бесприютной степи, и вот подходит к реке глубокой и быстрой, хотя и неширокой, а перевозчика нет, и течение ее - через всю степь. Варвары знали, что нельзя миновать реки, и гнались до ее берега с твердой уверенностью, что поймают своего беглеца. Увидев его издали, устремились на него с дикими воплями и обнаженными мечами. Он же, не видя себе ни откуда спасения, оградился знамением крестным и бросился в реку. Быстро понесла его вода вниз по течению, и напрасно стреляли в него с берега агаряне, ибо его охраняла благость Божия. Быстрее их коней мчала его река. Они возвратились, почитая его уже утопшим, но река плеском волны выбросила человека на противоположный отлогий берег, оттоле беспрепятственно шел он через степь, питаясь былием травным и непрестанно призывая в молитвах Господа и Его угодника Нила.
Река эта, вероятно, была Донец, которая в то время служила границей от Крымской орды. Освобожденный пленник благополучно достиг городов русских, но прежде, чем войти в дом отеческий, он отыскал в Москве иконописца и велел изобразить лик преподобного, с листа ему данного, в меру гробовой доски. Потом созвал священников и убогих и, угостив их трапезой, снабдил их обильной милостыней, рассказывая все, как избавил его Господь от плена. Когда же написан был образ преподобного, сделал большое торжество в честь святого Нила и с верным служителем послал честную икону в скит его, снабдив многими дарами и церковной утварью. Икона эта была положена на раке преподобного Нила. Преподобный изображен в одежде схимнической, в благолепном покое посмертного созерцания, начатого им еще на земле.

12 (25) мая 2008 года исполняется 375 лет со дня преставления преподобного Дионисия Радонежского.
Преподобный Дионисий Радонежский родился около 1570 года в городе Ржеве Тверской губернии. Во святом крещении ему было наречено имя Давид. Еще во дни детства Давида родители переселились в соседний город Старицу, где отец принял старейшинство над ямской слободой. Иноки обители Старицкой Гурий и Герман, научившие отрока грамоте, рассказывали о добродетельном житии его. С юных лет отличался он добротой, кротостью и любовью к чтению Священных книг, имел смирение и простоту сердечную, свыше обычая человеческого.
Когда Давид научился грамоте и достиг совершенного возраста, понуждением родителей, хотя и против желания, должен был вступить в брак. За свое благочестие он был рано удостоен сана священнического и определен в церковь Богоявления в селе Ильинском, принадлежавшем Старицкой обители, за 12 верст от города. Но через 6 лет скончалась жена его Васса и двое сыновей-малюток Василий и Косма. Тогда уже он, свободный от мирских забот, оставил дом, пришел в Старицу и принял монашество с именем Дионисия в обители Богоматери, подвизаясь о своем спасении.
В 1605 году посвящен он был в архимандриты Старицкого Успенского монастыря. Вскоре после этого в Старицкую обитель был привезен низверженный по воле первого самозванца патриарх Иов. Хотя преподобному Дионисию было приказано содержать святителя как можно строже, "в озлоблении скорбном", он с любовью принял патриарха. После смерти святителя в 1607 году преподобный Дионисий вместе с митрополитом Крутицким Пафнутием и Тверским архиепископом Феоктистом похоронил его в своей обители.
Близкое духовное общение связывало архимандрита Дионисия и со Святейшим Патриархом Ермогеном. В смутное время преподобный Дионисий был ближайшим помощником святителя Ермогена, неотлучно находясь при нем, да и царь имел в Дионисии одного из ревностных защитников престола. В 1610 году патриарх Ермоген перевел архимандрита Дионисия на место настоятеля Троицкой лавры, которая еще не оправилась после осады поляков и нуждалась в хорошем благоустроителе.
Ужасное и тяжкое то было время для Русской земли - время, которое русский народ в своей памяти прозвал "лихолетьем". Москва была в руках поляков. Народ страдал от зверства польских и казацких шаек. Толпы русских людей нагие, босые, измученные бежали к Троицкой обители, как к единственной, выдержавшей напор врагов, надежной защите. Видя это, архимандрит Дионисий решился употребить на доброе дело всю монастырскую казну. Со слезами молил он келаря, и казначея, и всю братию, чтобы соболезновали и сострадали несчастным во всех их нуждах. "Любовь христианская, - говорил он, - во всякое время помогает нуждающимся, тем более надобно помогать в такое тяжкое время".
И вот закипела деятельность. Преподобный Дионисий посылал монахов и монастырских слуг подбирать несчастных по окрестностям, привозить в монастырь и лечить, умерших погребать. По благословению архимандрита Дионисия, на средства монастырской казны стали строить дома для болящих и бесприютных, было организовано их лечение. Особое внимание обращали на ратных людей, которых велено было лечить и успокаивать "лучшей доброй пищей братской". В то время молитвами Дионисия случилось умножение муки в хлебне, ради великого чудотворца Сергия. Однако не для монашествующих просил милости святой Дионисий у преподобного Сергия: все они со смиренномудрием вкушали только немного овсяного хлеба и то однажды в день, а в среду и пяток вовсе ничего не ели.
Но этого было мало для святой души Дионисия: его любящее сердце томилось страданиями всей Русской земли. Великий имел он подвиг, усердно молясь о избавлении царствующего града; во все полтора года, когда была в осаде Москва, непрестанно и в церкви Божией, и в келии с великим плачем стоял он на молитве. В 1611-1612 годах в келии архимандрита были собраны скорописцы для переписывания послания преподобного Дионисия и его келаря инока Авраамия (Палицына). Грамоты эти - в Рязань, в Пермь с уездами, и в Ярославль, и в Нижний Новгород, князю Димитрию Пожарскому и Косме Минину, и в Понизовские города, князю Димитрию Трубецкому и к Заруцкому под Москву, и в Казань к строителю Амфилохию, и много было в этих грамотах болезнования Дионисиева о всем государстве Московском. "Православные христиане, - писали смиренные иноки, доблестные сыны отечества, - вспомните истинную православную веру и покажите подвиг свой, молите служилых людей, чтобы быть всем православным в соединении и стать сообща против предателей христианских (изменников отечеству) и против вечных врагов христианства польских и литовских людей! Сами видите, какое разорение учинили они в Московском государстве. Где святые церкви Божии и Божии образы? Где иноки, сединами цветущие, инокини, добродетелями украшенные? Не все ли до конца разорено и поругано злым поруганием? Не пощажены ни старцы, ни младенцы грудные... Если же есть и недовольные в ваших пределах, то Бога ради отложите все сие на время, чтобы вам всем единодушно пострадать для избавления православной веры, покамест еще враги не нанесли какого-либо удара боярам и воеводам. Если мы прибегнем к Прещедрому Богу и Пречистой Богородице и ко всем святым и обещаемся сообща сотворить наш подвиг, то Милостивый Владыка, Человеколюбец, отвратит праведный Свой гнев и избавит нас от лютой смерти и латинского порабощения. Смилуйтесь и молитесь! Но немедля сотворите дело избавления христианского народа, помогите ратным людям. Много и слезно со всем народом христианским вам о том челом бьем".
С такими воззваниями спешили из Лавры гонцы в разные города и полки России. Троицкие грамоты ободрили народ: особенно сильно было воодушевление в Нижнем Новгороде. Здесь восстал на защиту родной земли приснопамятный муж Косма Минич Сухорукий. По его призыву собралось ополчение и под начальством князя Пожарского двинулось на защиту осажденной Москвы. Услышал Господь молитву праведника, денно и нощно к Нему взывавшего, о избавлении православных христиан от кровопролитных напастей, о мире и тишине Московскому государству. Когда князь Димитрий Пожарский и Косма Минин двинулись к Москве со многим воинством и достигли Сергиевой обители, сей великий подвижник, совершив для них молебное пение, провожал всем собором воевод и ратных людей на гору, называемую Волкуша, и там остановился с крестом в руках, чтобы осенить их, священники же кропили святой водой. В то время сильный ветер дул навстречу воинам и смущалось их сердце от волнения; тревожились и воеводы, как идти в долгий путь при столь бурном ветре? Преподобный Дионисий благословляя воинства, обнадеживал ратных, внушая им призывать себе на помощь Господа, Пречистую Его Матерь и радонежских святых Сергия и Никона. Еще и вслед за ними осенял он идущих Животворящим Крестом, и - внезапное совершилось чудо: мгновенно изменился ветер и стал попутным православному воинству от самой обители, как бы от церкви Святой Троицы и чудотворных мощей, посему немалое было радование воеводам и войску. Высокая ступень иноческого подвига, достигнутая преподобным через непрестанную молитву, сообщила ему такой дар чудотворений, тщательно им хранимый от людей.
С Божией помощью столица была очищена от врагов. С торжественным пением вступил преподобный Дионисий и весь священный собор в храм Успения и восплакал при виде запустения святыни. Оба, архимандрит и келарь, были при избрании Михаила, которое совершилось в Москве в их Троицком подворье. Авраамий возвестил о том народу с Лобного места, и сам в числе почетных послов ходил приглашать юношу на царство. Он умолял его променять тишину обители Ипатьевской на бурный престол, колеблемый всеми ужасами войны и внутренних смятений. Когда же умолен был юный царь, то на пути своем к столице усердно припадал к раке преподобного Сергия, и архимандрит Дионисий благословил Михаила на спасенное царство.
Еще не совсем окончились начатые поправки хозяйства по обители, как преподобный Дионисий должен был начать подвиги для святой веры. Казалось, после столь великих заслуг преподобного для Отечества и Лавры наступило для него время отдыха и успокоения. Не то судил Бог. Царь Михаил Феодорович, зная благочестие и ученость Дионисия, поручил ему грамотой от 8 ноября 1616 года исправить Требник от грубых ошибок, которые вкрались от времени. Дионисий и его сотрудники, старец Арсений и священник Иоанн, с усердием и благоразумием занялись этим делом; для пособия, кроме многих древних славянских требников, в числе коих был и требник митрополита Киприана, были и греческие требники. Ошибок найдено множество и иные крайне грубые. Через полтора года представили исправленный ими требник в Москву, на рассмотрение Собора. Собор 1618 года, по наветам врагов преподобного, без вины осудил его как еретика, на лишение сана и заточение.
Преподобный был заточен в московском Новоспасском монастыре, где его хотели умертвить голодом. Только вмешательство Иерусалимского Патриарха Феофана в 1619 году, прибывшего для поддержания на Руси Православия, прекратило заточение. Иерусалимский патриарх предложил патриарху Филарету, вернувшемуся из польского плена, облегчить положение преподобного, и в его оправдание указал на греческий требник. Дионисий был освобожден из темницы.
Вся жизнь преподобного была жизнью истинного Божия подвижника. Большую часть времени он проводил в молитве. "Келия устава не имать", - говаривал преподобный, и в келии читал Псалтирь с поклонами, Евангелие и Апостол, вычитывал сполна акафисты и каноны; в церкви выстаивая все положенные службы, Дионисий совершал, кроме того, ежедневно по шесть и по восемь молебнов. Ложился спать за три часа до утрени и вставал всегда так, что успевал еще положить до нее триста поклонов. В церкви строго соблюдал устав, сам пел и читал на клиросе, имея дивный голос, так что все утешались, внимая ему: как бы тихо не читал он, каждое слово было слышно во всех углах и притворах храма. Признательный к благотворителям обители, он требовал, чтобы читались сполна синодики на проскомидии; во время соборного служения все иеромонахи в епитрахилях стояли в алтаре и поминали имена усопших вкладчиков. На каждой утрене обходил он церковь и осматривал, все ли в храме. Он выходил с братией и на работы монастырские. У него были и иконописцы, и мастера серебряных дел. Благородные князья любили его и помогали, но были и такие властолюбцы, которые ему не только не помогали, но и оскорбляли его словом и делом. Это не останавливало, однако, Дионисия до конца жизни от ревностного обычая строить и обновлять церкви, и после его смерти много осталось утвари, приготовленной им для обновления храмов. Он усердно заботился о храмах Божиих не только в своей обители, но и по селам монастырским, где построено им несколько церквей после польского разгрома. По благословению архимандрита Дионисия и при его собственноручной редакции рукописей был составлен сборник Четьи-Минеи.
Когда приспело время преставления преподобного, по свидетельству бывших при нем, не отлучался он от церкви, но и в самой немощи своей, еще накануне смерти служил обедню и даже в день исхода своего был у утрени и обедни, ни в чем не желая уменьшить своего подвига. В самый благовест вечерни встал он и, надев клобук и мантию, хотел идти в церковь, но, чувствуя конечное изнеможение, стал просить себе схимы. Уже едва мог преподобный стоять от болезни и сел на постель, прежде нежели были довершены последние молитвы. Некоторых из братии он успел благословить и, перекрестив лице свое, возлег на ложе, закрыл глаза, сложил крестообразно руки свои и предал чистую душу свою в руки Господни, великий оставив по себе плач и сетование братии. Произошло это 12 мая 1633 года. Когда было положено во гроб тело его, все на него с услаждением взирали, потому что лицо его было благолепно, очи и уста веселые, и в ту минуту многие из иконописцев, любви ради, списали благолепие лица его, чтобы такой блаженный муж у всех в памяти вечной пребывал. Сам Патриарх Филарет пожелал совершить над ним отпевание, для чего святые мощи его и были перевезены в Москву, в Богоявленский монастырь, а потом возвращены в Лавру для погребения.

5 (18) июня 2008 года исполняется 775 лет со дня преставления благоверного князя Феодора Новгородского, старшего брата святого Александра Невского.
Он родился в 1218 году. Княжеское служение его родной земле началось в очень раннем возрасте; уже в 1229 году оба брата были оставлены в Новгороде их отцом Ярославом Всеволодовичем как представители его власти. Не прошло и года, как юным княжичам пришлось покинуть Новгород: буйные новгородцы постановили на вече призвать другого князя. В 1230 году во время голода и мора новгородцы снова пригласили Ярослава. 30 декабря 1230 года он в четвертый раз сел на княжение в Новгороде, но сам пробыл в городе лишь две недели, вновь посадил там своих сыновей и ушел в Переяславль-Залесский. В 1232 году четырнадцатилетний Феодор уже был призван послужить Богу не только молитвой, но и мечом: он участвовал в походе русских дружин против языческих мордовских князей.
В 1233 году по желанию отца он должен был вступить в брак с дочерью святого Михаила Черниговского - Феодулией. Когда гости уже собрались на свадебный пир, жених внезапно скончался. После неожиданной смерти жениха обрученная с ним княжна оставила мир, постриглась в одном из суздальских монастырей и прославилась в иноческом подвиге как преподобная Евфросиния Суздальская.
Святой Феодор был погребен в Юрьевском монастыре в Новгороде. В 1614 году шведы, разорив монастырь, разбили гробницу князя и, обретя его целым и неразрушенным, ругаясь над святыми мощами, поставили тело, "яко живо", у церковной стены. Новгородский митрополит Исидор перенес его мощи в Софийский собор, где их положили в приделе святого пророка Иоанна, Предтечи и Крестителя Господня.
Служба благоверному князю составлена в 1787 году митрополитом Петербургским и Новгородским Гавриилом (Петровым).

13 (26) августа 2008 года исполняется 225 лет со дня преставления святителя Тихона Воронежского, Задонского.
Святитель Тихон (в миру Тимофей), сын дьячка Савелия Кириллова, родился в 1724 году в селе Корецке (Короцке) Валдайского уезда Новгородской губернии. В младенчестве лишившись отца, он остался на попечении матери Домники и старшего брата Евфимия. "Как я начал себя помнить, - вспоминал впоследствии святитель Тихон, - в доме при матери нашей (отца своего я не помню) было нас четыре брата и две сестры; больший брат дьячкову должность отправлял, средний же брат был взят в военную службу, а мы все еще молодые в великой жили бедности..." При таком положении Тимофей едва ли мог надеяться получить достаточное образование даже для исполнения церковной должности пономаря. Некий богатый бездетный ямщик полюбил Тимофея и хотел усыновить его. Он неоднократно просил об этом Домнику, обещая воспитать Тимофея как родного сына. Из-за крайнего недостатка пропитания она чуть было не отдала сына, лишь вмешательство старшего брата, управляемого Божьим Промыслом, помешало этому. Но оставшись в доме родительском, Тимофей продолжал томиться под гнетом тяжкой нищеты, питаясь одним черным хлебом, и то очень воздержанно. "Когда, бывало, дома есть нечего, - рассказывал он келейнику в последние годы своей жизни, вспоминая детство, - я ходил на целый день боронить землю у какого-либо богатого пахаря, чтобы он только прокормил меня". Так трудился Тимофей, живя в родительском доме до четырнадцати лет.
В 1737 году были изданы два указа императрицы Анны Иоанновны, которые со всей строгостью предписывали "сделать церковнослужительским детям разбор и лишних, особливо не учащихся, отдавать на военную службу". В Новгородской епархии, не имевшей тогда епископа, исполнение этих указов было особо ревностным. Мать отрока Тимофея по чрезвычайной скудости от бывшего неурожая хотя и не нашла у себя достаточно средств, чтобы содержать сына своего в духовном училище, однако привезла его в Новгород на рассмотрение начальства, надеясь еще спасти сына от военной службы. Ее надежды едва не остались тщетными: уже Тимофей был назначен к исключению из духовного звания для определения в военное училище, когда опять сжалился над ним старший брат, служивший причетником при одной из новгородских церквей. Несмотря на крайнюю нищету, решился он взять брата на свое содержание и умолил начальство определить его в Духовное училище. И 11 декабря 1738 года он был зачислен в Новгородскую Духовную славянскую школу при архиерейском доме.


В 1740 году старанием нового епископа Новгородского Амвросия духовная славянская школа была преобразована в Духовную семинарию. Из общего тысячного состава учащихся Духовной школы Тимофей, как один из способнейших к наукам, был переведен во вновь открытую семинарию и принят на казенное содержание. Начальство Новгородской семинарии присвоило ему новую фамилию - Соколовский. Юноша, всегда стоявший впереди всех своих сверстников, переходил успешно в высшие классы. Почти 14 лет обучался он в семинарии: два года грамматике и по четыре года - риторике, философии и богословию. Длительный период обучения связан с тем, что в недавно открытой семинарии был недостаток учителей.
В 1754 году Тимофей окончил семинарию. Один из исследователей так характеризует годы его пребывания в ней: "Во время всеобщего увлечения схоластикой, когда в самой семинарии, воспитавшей святителя, преобладала над всем схоластическая ученость, когда между словом и делом, между мыслью и действительностью не было ничего почти общего, когда о многом и очень хорошо говорили, но очень мало или же совсем ничего не делали, святитель Задонский был человеком совершенно чуждым указанных недостатков и противоречий". Тимофей был назначен преподавателем сначала греческого языка, затем риторики и философии. Молодого учителя, отличавшегося необыкновенной сердечностью, скромностью и благочестивой жизнью, все очень любили и уважали - и ученики, и семинарское начальство, и новгородские архиереи.
Будущий святитель в тот период своей жизни все более прилагал ум и сердце Богу, изучая дивные пути Его и стремясь к иночеству и богомыслию. Святитель Тихон по милости Божией стяжал способность особого духовного зрения. Однажды в майскую ночь Тимофей вышел из келлии и увидел разверзшиеся небеса и дивный свет. Вскоре после бывшего ему видения он окончательно решил стать иноком.
16 апреля 1758 года, в Лазареву субботу, Тимофей Соколовский был пострижен в монашество с именем Тихон. После пострига он был вызван в Петербург, где Новгородский епископ Димитрий (Сеченов) рукоположил Тихона во иеродиакона, а летом того же года - во иеромонаха. В том же году иеромонах Тихон стал преподавать философию и был назначен префектом семинарии, но недолго оставался в этой должности. Епископ Тверской Афанасий (Вольховский), хорошо знавший дарования и благочестивую жизнь отца Тихона, ходатайствовал о его переводе в свою епархию. Указом Святейшего Синода от 26 августа 1759 года иеромонах Тихон был переведен в ведение Тверского архиепископа, который возвел его в сан архимандрита и назначил настоятелем Желтикова монастыря. В том же году архимандрит Тихон был назначен ректором Тверской семинарии и настоятелем Отроча монастыря. Одновременно он состоял присутствующим в духовной консистории и преподавателем богословия в семинарии.
Архимандрит Тихон по своему глубокому смирению никогда не думал, что он может когда-либо достигнуть степени епископской, но Промысл Божий таинственно указал на него верховным пастырям Русской Церкви. Однажды в день Пасхи, на Божественной литургии, во время Херувимской песни, подошел он вместе с другими пресвитерами к архиерею, который вынимал частички у жертвенника, и на его обычное прошение "Помяни мя, владыко святый" преосвященный Афанасий, забывшись, отвечал: "Епископство твое да помянет Господь Бог во Царствии Своем". Смутился смиренный архимандрит, но архипастырь, улыбаясь, сказал ему: "Дай Бог вам быть епископом". А в этот самый день митрополит Димитрий, первенствующий член Синода, вместе с епископом Смоленским Епифанием избирали викария в Новгород. Уже были написаны имена семи кандидатов, выбор коих должен решиться по жребию, когда Смоленский епископ просил приписать к ним еще имя Тверского ректора, и хотя митрополит заметил, что он еще молод, однако велел записать. Три раза метали жребий, и три раза выпадал жребий Тихона. "Видно Богу так угодно, - сказал Димитрий, - хотя и не туда я думал его назначить, а в архимандриты Сергиевой Лавры".
13 мая 1761 года архимандрит Тихон был хиротонисан во епископа Кексгольмского и Ладожского, викария Новгородской епархии, с тем, чтобы, управляя Хутынским монастырем, быть викарием архиепископа Новгородского. Так, на тридцать седьмом году жизни, через семь лет по окончании семинарского курса и через три года по принятии монашества, архимандрит Тихон по воле Божией был облечен архиерейским саном.
С любовью встретили новгородцы своего нового пастыря, воспитанного в их кругу, которого издавна привыкли уважать по его монашеской жизни. Многие из его товарищей, которые смеялись над его лаптями, были уже тогда священниками и диаконами в Новгороде. С большим смущением предстали они своему владыке, ожидая от него укоров, но владыка Тихон встретил их кротко, как некогда Иосиф братьев своих в Египте. Сестра Тихона, жившая в Новгороде, видела торжественную встречу брата своего и не смела к нему явиться, но он сам пригласил ее на другой день и они вспомнили со слезами тяжкие годы своего детства в крайней нищете. "Ты, родная, никогда не наскучишь мне, - говорил ей Тихон, - потому что я тебя почитаю как старшую сестру". Но не больше месяца прожила она под кровом братским - сам он отпевал ее. Недолгое время суждено было святителю находиться в Новгороде - немногим более года. 3 февраля 1763 года, после кончины епископа Воронежского и Елецкого Иоанникия (Павлуцкого), он получил новое назначение на Воронежскую кафедру.
Воронежская епархия, в состав которой помимо Воронежской губернии входили некоторые города Тамбовской, Орловской и Курской губерний, а также земля Войска Донского, нуждалась тогда в преобразованиях. До 800 церквей и более 800 тысяч жителей составляли обширную паству святителя Тихона, но она была лишена всех вещественных средств, потому что в это самое время были отобраны церковные имущества, а положенные по новым штатам оклады еще не производились. Напрасно писал о том святитель Тихон к властям светским и духовным, представляя затруднительность своего положения, упадок образования духовного, разрушение самих зданий церковных и убожество соборной церкви.
Еще большим бедствием в жизни Воронежского края был раскол. Широкие степи Дона сделались с конца XVII века удобным и излюбленным местом укрытия преследовавшихся правительством старообрядцев и сектантов. Нелегко было святителю Тихону бороться с нестроениями церковной жизни. Его добрым намерениям ставились препятствия как со стороны отдельных лиц, так и со стороны всякой власти. Поэтому он должен был искать себе помощи свыше и в силе своего духа, в благодатном обилии пастырской своей ревности.
Одновременно занялся святитель и сооружением вещественных храмов, и обновлением нерукотворенных, особое внимание обращая на развитие и правильную постановку школьного духовного образования. Так как кафедральный собор его приходил в совершенную ветхость, святитель Тихон на другой же год своего прибытия одним только подаянием начал строить другой каменный Архангельский собор, который имел утешение довершить во время своего управления. Вместо семинарии нашел он в архиерейском доме на скудном иждивении одно только убогое училище славянского языка, потому что по новым штатам были уничтожены прежние сборы с имуществ церковных. Святитель Тихон старался, сколько мог, поддерживать своими средствами эту школу, завел и другие по городам и, как только получен был первый незначительный оклад, немедленно собрал в Воронеже полную семинарию (1765 год) и выписал для нее духовных учителей из Киева и Харькова, так что в короткое время она достигла цветущего состояния. И могло ли быть иначе, когда сам пастырь непрестанно о ней заботился, зная, что она послужит для нравственного утверждения вверенной ему паствы. Часто посещал он классы и знакомился с характером учеников, действуя на них личным своим присутствием, гораздо более нежели через доверенных людей. Он указывал им какого лучше держаться порядка для образования юношей, отмечал назидательные места из духовных писателей и сам словесно поучал учеников; отличавшихся между ними ободрял подарками, вручая книгу или платье, иногда поощрял и денежным жалованием или принимал их на полное казенное содержание. И сверх того, святитель учредил для семинаристов по воскресным дням открытое преподавание Закона Божия в соборном храме.
Святитель весьма хорошо чувствовал, что для нравственного усовершенствования своей паствы прежде всего необходимо подготовить достойных пастырей, непосредственно ею руководящих. Духовное образование имело также решающее значение в борьбе с расколом и сектантством. Поэтому-то его первой заботой была как организация школ для бедных детей духовенства, так и для самого духовенства. Он собственноручно написал несколько наставлений для священства своей епархии, в которых доступно излагались вопросы, с которыми священникам приходится сталкиваться ежедневно в своей жизни и деятельности. И на духовные должности святитель старался ставить лиц достойных и особо требовал, чтобы каждый священнослужитель имел Новый Завет и ежедневно его читал. В то же время начертал и руководство для духовных правлений с увещанием блюсти правосудие и присягу. Таким образом, ничего не было забыто заботливым архипастырем для вразумления поставленных на духовной страже.
Святитель Тихон был близок народу как по своему убогому происхождению, так и по первоначальному воспитанию, а потому особенно любил людей простого звания и умел с ними сближаться искренним словом, которое доступно было сердцу каждого. Соображаясь с духовной нуждой народа, добрый пастырь составил четыре малые книжки под заглавиями "Краткое увещание для всегдашней памяти о смерти", "Заметки из Св. Писания для возбуждения грешников от греховного сна", "Наставление во взаимных обязанностях родителей и детей", "Плоть и дух - взаимная их борьба в человеке". Святитель велел священникам прочитывать сии книжки народу вместо церковных поучений.
В Воронежском крае еще имели место давние языческие обряды. Особенно сильно возмущался дух святителя существованием "годового торжества" в честь языческого божества Ярилы, сумасбродством и пьянством во время масленицы. Святитель Тихон против этого принимал самые решительные меры. Однажды он сам явился на праздник Ярилы. Видя пред собою святителя, одни "от стыда разбежались с площади игрища", другие "в угрызении совести" молча пали к ногам святителя, третьи "в горячности своего покаяния испрашивали прощения". Игрищные и торжищные палатки в присутствии святителя были разрушены. А на другой день архипастырь созвал к себе в обитель всех городских священников и лучших граждан и в обличительном слове объяснил им все безобразия бывшего торжества, умоляя навсегда его оставить. В ближайшее воскресенье назначил он всенародное собрание в кафедральном соборе и там опять произнес сильное слово против языческого требища. Слово сие, одушевленное простосердечием и пастырской ревностью, имело удивительный успех; рыдания в церкви заглушали голос проповедника, все покаялись с сокрушением сердца, и к вечной славе доброго пастыря языческий обычай навсегда был оставлен в Воронеже.
Простотой и силой проповеди святитель Тихон также вернул в Православие не одну тысячу старообрядцев. "Влияние его на раскольников было велико, - отмечает историк. - Даже наиболее упорствовавшие из них, не возвратившиеся в лоно Православия, несомненно, чтили его".
Святитель Тихон был чрезвычайно деятелен, ни одной свободной минуты у него не проходило напрасно, он все очень близко принимал к своему любвеобильному сердцу. Заботясь об пастырях и о пасомых, святитель не забывал и о церковном благолепии: о ремонте и благоустройстве храмов, о церковной утвари, священных сосудах и святых иконах. Ни одной праздничной церковной службы не пропускал святитель Тихон и не оставлял без назидания свою паству. В своих поучениях он особенно ополчался против сребролюбия и различных видов хищения, безнравственных увеселений, против роскоши, скупости и недостатка любви к ближним. Святитель смело обличал во всей наготе и безобразии эти и им подобные пороки.
Случалось, однако, кроткому пастырю терпеть и осуждение за свою благочестивую ревность, ибо не везде находил благоприятную почву для сеяния слова Божия. Немощным людям не нравилось иногда, что святитель во время общего бедствия налагал особые посты на граждан, но страх оскорбить его заставлял повиноваться, ибо уже заживо видели в нем угодника Божия.
Постоянные труды и заботы, от которых святитель Тихон никогда не имел отдыха, также неприятности и частые затруднения при исполнении благих намерений сильно расстроили здоровье святителя. Епископ Тихон сожалел, что не может с прежней неутомимостью трудиться на пользу Церкви Божией. И в 1767 году он вынужден был оставить управление епархией и удалиться на покой. Ему была назначена пенсия и дозволено жить там, где он пожелает.
Недолговременна была церковно-общественная деятельность святителя Тихона на Воронежской кафедре - четыре года и семь месяцев, но и за такой сравнительно короткий срок он оставил благотворный след в области духовного просвещения, и в церковном благоустройстве, и в миссионерском деле. После ухода за штат святитель Тихон более пятнадцати лет пребывал на покое в монастырях Воронежской епархии: до 1769 года - в Толшевском Спасо-Преображенском монастыре, а затем - в Задонском монастыре.
Поселившись в Задонском монастыре, святитель Тихон стал великим учителем христианской жизни. В те годы он написал свои лучшие духовные произведения, в которых с глубокой мудростью развил идеал истинного монашества. Это "Правила монашеского жития" и "Наставления обратившимся от суетного мира". Этот идеал святитель воплотил и в жизни своей. Он строго хранил уставы Церкви и ревностно (почти ежедневно) посещал храмы Божии, часто сам пел и читал на клиросе, а со временем по смирению совсем оставил участие в совершении служб и стоял в алтаре, благоговейно ограждая себя крестным знамением. Любимым келейным занятием его было чтение житий святых и святоотеческих творений. Псалтирь он знал наизусть и в пути обычно читал или пел псалмы. Своей жизнью святитель учил всех окружающих тому, как надо жить, чтобы спастись. Подвижническая жизнь святителя Тихона, его неземная доброта утверждали людей в мысли о высоком достоинстве христианской веры.
Любил святитель беседовать с каждым о спасении души. Он собирал вокруг себя детей и учил их молиться Богу, входил в разговор с крестьянами и учил любви к труду и страху Божию, делил скорби несчастных. Иногда выезжал к знакомым, и чаще тогда, когда не ожидали его, но имели нужду в его советах. Нищих стекалось к нему множество, и всем им раздавал он милостыню, когда возвращался из церкви, или на крыльце через келейников, но ни в какое время никому не отказывал из убогих. Часто вступал сам в беседу с монастырской братией, с послушниками и простыми богомольцами, допуская каждого к себе под благословение и стараясь по возможности утаить от них высокий свой сан, чтобы свободнее раскрывали пред ним свою душу; посему встречал их на дворе или у своего крыльца в простой иноческой одежде, расспрашивал о нуждах и трудах, и для каждого у него было назидательное слово. Кроме устных бесед, вел благочестивую переписку, излагая мысли в письмах. Когда случалось, что кто-либо из соседних крестьян пострадал от неурожая или пожара, добрый пастырь давал ему по возможности пособие деньгами, которые сам заимствовал у благодетелей. Если же кто из богомольцев дорогой заболевал, то принимал его в свой дом и держал до выздоровления, а иным посылал на дом пищу или лекарства; никто из болевших среди монастырской братии не оставался без его призрения. Не только людям простым оказывал он помощь, но и сиротам из дворянского звания не отказывал. Пользуясь общим уважением, ходатайствовал в судах за притесняемых и давал от себя просительные письма, которые имели благоприятное влияние. Поэтому можно судить, до какой степени было к нему привязано все окрестное население. Сострадал чадолюбивый пастырь и заключенным в тюрьмах за долги и за преступления и нередко посещал их. Заключенные встречали его как отца, и он радушно садился между ними, будто в кругу семьи, расспрашивал каждого о вине его и старался пробудить в нем раскаяние или внушить терпение для перенесения своей участи. Святителю Тихону обязана своим возрождением и женская Знаменская обитель в городе Ельце.
С годами святитель Тихон все более увеличивал свои подвиги. Жил святитель в самой простой обстановке: спал он на соломе, накрываясь овчинным тулупом. Трапеза его была самая скудная, но и тут он говаривал, как бы упрекая себя в роскоши: "Слава Богу, вот какая у меня хорошая пища, а братия моя: иной бедный в темнице сидит, иной без соли ест - горе мне окаянному". Одежду имел самую простую, потому что он хотел быть иноком и подвижником в полном смысле слова. В баню никогда не ходил и не любил, чтобы ему прислуживали, разве только когда бывал болен. Смирение его доходило до того, что на насмешки, которые нередко сыпались ему вслед, святитель не обращал внимания, делая вид, что их не слышит, и говорил после: "Богу так угодно, что служители смеются надо мною, - и я достоин того за грехи мои". Часто говорил он в подобных случаях: "Прощение лучше мщения". Всю свою жизнь святитель "досады, скорби, обиды радостно терпел еси, помышляя, яко венец без победы, победа без подвига, подвиг без брани, а брань без врагов не бывает" (6-я песнь канона). В минуты искушений затворялся он в келии и, повергаясь на землю, с рыданием молил Господа избавить его от лукавого. Большую часть ночи проводил в бдении и молитве и только на рассвете давал себе часа четыре покоя и еще около часа после обеда. Потом выходил на прогулку в монастырский сад, удаляясь куда-нибудь в чащу деревьев, но и тут любил погружаться в богомыслие. Плодом его размышлений о природе и о людях были творения, которые святитель завершил на покое, "Сокровище духовное, от мира собираемое" (1770 г.), "Об истинном христианстве" (1776 г.). Подвигами самоотречения и любви душа святителя возвысилась до созерцаний небесного и прозрений будущего. Он предсказал много из судеб России, в частности, говорил о победе России в Отечественной войне 1812 года. Не раз святителя видели в духовном восхищении, с измененным и просветленным лицом, но он запрещал говорить о том.
В праздник Рождества Христова 1779 года святитель в последний раз был в храме на Божественной литургии. 29 января 1782 года святитель составил духовное завещание, в котором, воздав славу Богу за все Его благодеяния к нему, словами апостола Павла выразил упование на милость Божию и за пределами земной жизни. Свою кончину святитель предузнал и предсказал за три дня, позволив в тот день всем знакомым приходить к нему прощаться. 13 августа 1783 года, "в день недельный", в шесть часов сорок пять минут утра душа святителя разлучилась с телом. "Смерть его была столь спокойна, что он как бы заснул". Так окончил свою многотрудную жизнь на 59-м году от рождения святитель Тихон Задонский.
До самого дня погребения множество поселян и городских жителей из Ельца и Воронежа приезжали в обитель и требовали панихид над усопшим, так что не доставало иеромонахов для службы и нужно было содействие окрестных священников. После отпевания, которое совершилось только 20 августа, тело блаженного Тихона руками священников было перенесено под алтарь соборной церкви в специально приготовленный для него склеп.
Благоговейно была чтима память святителя Тихона в Задонске не только теми, которые знали его лично, но и теми, которые о нем только слышали или читали его назидательные творения. Панихиды о святителе непрестанно совершались над его гробницей, и вскоре после его блаженной кончины начались знамения и исцеления, свидетельствовавшие о его небесной славе.
12 августа 1861 года святитель Тихон был причислен к лику святых Русской Церкви. На следующий день в городе Задонске при огромном стечении паломников со всех концов России митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским Исидором (Никольским) в сослужении многочисленных иерархов и духовенства были открыты мощи святителя Тихона. В день памяти святителя Тихона была совершена соборная литургия, после которой начался крестный ход со святыми мощами не только кругом собора, но и вокруг обители Задонской, где он и почил от трудов своих. Умилительное зрелище было. Весь монастырский двор, все крыши, ограда и высокая колокольня были унизаны народом, который, держась друг за друга, сидел так с раннего утра, чтобы только занять места; даже все деревья монастырские были покрыты людьми. Народ бросал убрусы и полотна по всему протяжении крестного пути; холсты и полотенца летали по воздуху через головы проходящих, так что более чем на аршин высоты (0,71 м) накидано их было по той дороге, где проходило шествие, и собрали до 50 тысяч аршин холста, которые были розданы убогим, чтобы святитель Тихон и в день своего прославления, как бывало при жизни, одевал убогих. Так светильник был водружен на свещнице, "да светит всем, иже в храмине суть".

30 августа (12 сентября) 2008 года исполняется 475 лет со дня преставления преподобного Александра Свирского.
Родился преподобный Александр около 1448 года в селе Мандера на реке Ояти на земле Новгородской, против Островского Введенского монастыря. Родители преподобного, Стефан и Васса, небогатые, но благочестивые крестьяне, уже имели двух детей. Однако им хотелось иметь еще сына, о чем они усердно молили Бога. Однажды во время молитвы незримый голос им сообщил: "Радуйся, доброе супружество... имате родити сына... в рождестве его утешение Церквам Своим подати имать Бог". Младенец родился в день памяти святого пророка Амоса, поэтому наречен был Амосом.
Амос с младенчества получил христианское воспитание. Он был всегда послушен и кроток, избегал игр и смеха, носил простую одежду и рано начал укреплять свою душу постом, чем вызвал беспокойство матери. В свое время он был отдан обучаться грамоте, однако учение давалось ему с трудом. Тяжело переживая это, он часто молил Бога о помощи. Однажды он отправился в близлежащий Островский Введенский монастырь и стал горячо молиться перед иконой Божией Матери. Во время молитвы отрок услышал голос: "Востани, не бойся: а еже просил еси, имаше восприяти". С тех пор Амос стал преуспевать в учении и вскоре опередил своих сверстников.
Когда преподобный пришел в возраст, родители захотели его женить. Однако юноша помышлял только о том, чтобы оставить мир ради спасения своей души. Рано узнал он о Валаамском монастыре и часто вспоминал о нем и, наконец, по воле Божией, встретил валаамских иноков. Долго длилась беседа их о святом монастыре, об уставе их, о трех родах жизни монашествующих. И вот, воодушевленный этой беседой, Амос задумал идти на "северный Афон".
В девятнадцать лет он тайно покинул родительский дом. Перейдя реку Свирь, преподобный остановился на берегу Рощинского озера, на расстоянии полверсты от которого находилось озеро Святое. Долго пребывая в ночной молитве, юноша услышал таинственный голос, повелевший ему идти на Валаам в обитель Всемилостивого Спаса, а через некоторое время вернуться сюда и основать обитель. В это же время на избранное Богом место сошел великий Свет.
Утром Амос продолжил свой путь. Долго пробирался он по лесным дебрям, без дороги, и очень утомился. Вдруг он увидел путника, который сказал, что идет на Валаам и знает туда дорогу. Они пошли вместе и через некоторое время достигли Валаамского Спасо-Преображенского монастыря. Воздав хвалу Богу у ворот обители, Амос хотел выразить благодарность своему спутнику, но тот внезапно исчез. Тогда Амос понял, что этот спутник был Ангел, посланный ему от Бога.
Семь лет пребывал Амос послушником в Спасо-Преображенском монастыре, дни проводя в трудах, а ночи - в молитвах. Иногда он обнажался до пояса и молился всю ночь в лесу, весь покрытый комарами и мошками. Когда родители узнали о местонахождении сына, Стефан приехал в обитель. Амос не хотел выйти к отцу, сказав, что умер для мира. И только по просьбе игумена побеседовал с отцом, который уговаривал сына вернуться домой. После отказа отец покинул обитель в гневе. Уединившись в своей келии, Амос стал усердно молиться о родителях, и по его молитве благодать Божия сошла на Стефана. Вернувшись домой, он принял постриг во Введенском монастыре с именем Сергий. Также и мать Амоса постриглась с именем Варвара.
В 1474 году Амос принял иноческий постриг с именем Александр и удалился на уединенный остров, впоследствии названный Святым. Там он обнаружил пещеру и подвизался в ней еще семь лет. Далеко разнеслась слава о его подвигах. Желая избегнуть людской молвы, преподобный Александр решил удалиться в неведомые леса, но по просьбе игумена остался. На Святом острове доселе сохраняется узкая и сырая пещера, в которой с трудом может поместиться только один человек. Сохранилась и ископанная преподобным Александром для самого себя могила.


В 1485 году во время ночной молитвы перед иконой Пресвятой Богородицы в келии святого воссиял свет, и он услышал голос: "Александр, изыди отсюда и иди на прежде показанное ти место, на нем же возможеши спастися". Великий свет указал ему место на юго-востоке, где теперь, по благодати Божией, стоит монастырь. Узнавши о видении, игумен благословил преподобного Александра в путь.
На берегу Святого озера в 36 верстах от нынешнего города Олонца и в 6 верстах от реки Свирь преподобный Александр построил малую келию, в которой прожил семь лет, не видя человеческого лица, не вкушая хлеба и питаясь лишь плодами леса. За это время святой отшельник претерпел немало лишений от холода, голода, болезней и диавольских искушений. Но Господь не оставлял подвижника Своими неизреченными милостями. Однажды, когда преподобный был тяжело болен и не мог даже приподнять голову с земли, он, лежа, напевал псалмы. Вдруг предстал пред ним "преславный муж", положил руку на больное место, осенил его крестным знамением и исцелил праведника.
В 1493 году на жилище отшельника во время охоты набрел боярин Андрей Завалишин. Он очень обрадовался этой встрече, так как давно хотел посетить место, над которым неоднократно видел "овогда яко столп стоящ, овогда же яко лучу Божественную сияющую, а иногда дым светел от земли к высоте восходящ". С того времени Андрей Завалишин стал часто посещать святого отшельника, а затем по его совету принял постриг на Валааме с именем Адриан.
Известие о духовных подвигах преподобного Александра широко распространилось, к нему стали стекаться иноки. В 1506 году был основан монастырь, а на некотором расстоянии преподобный Александр устроил "отходную пустынь".
На 23 году поселения преподобного в пустыни большой свет явился в его храмине и он увидел Трех Мужей, вошедших к нему. Они были одеты в светлые одежды и освещены славою небесною "паче солнца". Из уст их святой услышал повеление: "Возлюбленный, якоже видиши в Триех Лицах Глаголющего с тобою, созижди церковь во имя Отца и Сына и Святого Духа, Единосущной Троицы... Аз же ти мир Мой оставляю и мир Мой подам ти". На месте явления Пресвятой Троицы впоследствии была построена часовня, и до наших дней на этом месте содрогается душа человеческая, помышляя о близости Божией к людям Своим.
При великом изобилии поданных преподобному божественных посещений, он всегда оставался смиренным иноком, желающим во всем послужить братии и приходящим в обитель простым поселянам.
За несколько лет до кончины преподобного Бог вложил ему в сердце благую мысль создать каменную церковь в честь Покрова Пресвятой Богородицы с трапезою. И вот однажды ночью, когда уже закладка была совершена, по окончании обычного молитвенного правила Преподобный увидел необыкновенный свет, озаривший весь монастырь, а в основании Покровской церкви, на алтарном месте в царственной славе сидела на престоле Пречистая Богородица с Предвечным Младенцем, окруженная сонмом бесплотных сил небесных. Преподобный пал лицем на землю пред величеством Славы Ея, так как не мог созерцать сияния этого невыразимого света. Тогда Пречистая Владычица повелела ему встать и утешила обещанием быть неотступною от Обители и помогать во всех нуждах живущим в ней как при жизни Преподобного, так и по смерти его.
За год до кончины своей Преподобный, призвав к себе всю братию и объявив им, что скоро наступит время преставления его от временной сей прискорбной и многопечальной жизни в другую вечную, безболезненную и всегда радостную жизнь, назначил после себя четырех священноиноков: Исайю, Никодима, Леонтия и Иродиона для избрания кого-либо из них во игумена. Затем до самой кончины не переставал поучать свою братию богоугодному житию. Скончался же преподобный Александр 30 августа 1533 года 85-ти лет от рождения и, согласно предсмертному завещанию его, погребен был в отходной пустыни, близ церкви Преображения Господня, по правую сторону алтаря. В 1547 году он был причислен к лику святых.
Все, имевшие различные недуги, приходя к честному гробу его и с верою припадая к нему, получали обильно исцеления: слепые прозревали, расслабленные укреплялись в членах, страдавшие другими болезнями получали совершенное выздоровление, из бесноватых прогонялись демоны, бездетным подавалось чадородие. На мощах преподобного Александра Господь великое чудо - полное их нетление.
В настоящее время мощи преподобного Александра Свирского находятся на своем историческом месте - в Преображенском соборе Свято-Троицкого Александра Свирского мужского монастыря.

В 2008 году исполняется 900 лет прославления преподобного Феодосия Печерского (†1074), третьего святого (после Бориса и Глеба), канонизированного Русской Церковью, и первого ее преподобного.
Он был руками преподобного Антония и сердцем устрояемой Киево-Печерской обители. Неутомимый труженик, образованный иерей, сильный молитвенник, строгий аскет, великолепный организатор и твердый руководитель - он претворил в видимые образы и формы молитвенное служение своего старца, создавая кельи, храмы, монастыри, богадельни, мастерские. По словам одной из летописей, Феодосий Печерский, вместе с Антонием Печерским, были первыми великими светочами, зажженными на земле Русской перед вселенским образом Христа. В лице преподобного Феодосия Древняя Русь нашла свой идеал святого и православного мыслителя. В его образе Древняя Русь любовалась чертами идеального инока.
Родился он в городе Васильеве, отстоящем от Киева на 50 верст, в христианской семье. На восьмой день родители принесли младенца к священнику, дабы наречь ему имя. Священник же взглянул на ребенка, сердечным взором прозрев о нем, что с младых лет хочет Богу посвятить себя, и назвал его Феодосием. Через сорок дней после рождения младенец был крещен, и Благодать Божия пребывала на нем.
Вскоре, по повелению князя, но более по Промыслу Божию, семья Феодосия переселяется в Курск. Здесь отрок рос телом и возрастал духом в премудрости и любви Божией. Он сам упросил родителей своих отдать его учиться Божественным книгам, что они и сделали. И скоро стал понимать он все Божественное Писание, так что все удивлялись премудрости и разуму его, и столь скорому учению. Ежедневно ходил он в церковь слушать чтение Божественных книг и молиться, а в детские игры с ровесниками не играл и носил на себе весьма скромное одеяние.
Когда отроку исполнилось 13 лет, отец его скончался. С тех пор еще более стал подвижничать преподобный, так что выходил с рабами своими в поле и смиренно работал. Мать его возбраняла ему в том, приказывала одеваться в хорошее платье и играть со сверстниками. Но он ее в этом не слушался, так что она часто гневалась на него, приходила в ярость и била.
Блаженный юноша думал о том, как и каким образом спастись. Слыша о святых местах, где Господь наш ходил во плоти и совершал дело спасения нашего, пожелал идти туда. И молился Богу, говоря: "Господи Иисусе Христе! Услышь молитву мою и сподоби меня посетить святые Твои места и с радостью поклониться им". Господь услышал молитву сию и сподобил встретить юноше странников, которые рассказали ему, что пришли от Святых мест и хотят вновь туда вернуться. Они пообещали Феодосию, что возьмут его с собой в святой град Иерусалим, что вскоре и было сделано. Дорогою Феодосий уже предвкушал радость встречи со священными местами Иерусалима, но мечты оказались преждевременными.
Мать настигла его через некоторое время. Он был избит, и как злодей возвращен домой. Здесь Феодосий был подвергнут еще большим побоям и заперт в особой горнице. Божественный же юноша все это с радостью принимал и в молитвах благодарил Бога за все это. Потом пришла мать его через два дня, отвязала и дала ему поесть, но, еще гневаясь, возложила на ноги его железные оковы и велела в них ходить, опасаясь, как бы опять не убежал от нее. В конце концов, мать сжалилась над сыном и, сняв с него оковы, стала уговаривать, чтобы он не убегал. Он обещал не уходить, но по-прежнему каждый день посещал церковь Божию.
Однажды он увидел, что в церкви не бывает литургии из-за отсутствия просфор. Это подтолкнуло его к тому, чтобы самому печь просфоры. Часть из них он приносил в церковь, часть продавал, лишние деньги раздавал нищим, а на остальные снова покупал все необходимое для выпечки просфор.
Все сверстники, по наущению врага, с укорами ругали его за такое дело, но преподобный переносил это в молчании и с радостью. Тогда враг стал вооружать против Феодосия его мать. Не смотря на ее уговоры преподобный продолжал выпекать просфоры. Тогда не только лаской, но и угрозами и побоями мать пыталась заставить его бросить это занятие. А блаженный юноша был повержен тем в великую скорбь и, недоумевая, что делать ему, встал ночью, тайно покинул свой дом и пришел в другой город, недалеко от Курска, где стал жить у пресвитера, продолжая заниматься своим делом. Но мать вновь нашла преподобного и, осыпая побоями, вернула домой.
Когда правитель города Курска узнал о таковом смирении и покорности отрока, то очень его полюбил и повелел находиться в своей церкви, подарил ему дорогую одежду, желая, чтобы отрок в ней ходил. Блаженный же Феодосий носил ее немного дней, ибо чувствовал на себе некую тяжесть. Тогда снял ее и отдал нищим, сам же оделся в лохмотья и так ходил. Феодосий не только не наряжался в дорогое платье, более того, стал носить железные вериги, которые специально для него выковал один из курских кузнецов. Вериги вгрызались в тело, царапали кожу до крови, но он не снимал их. Однажды мать случайно обнаружила на нем железо и с гневом и побоями заставила снять вериги. Однако юноша нисколько не обиделся, оставаясь кротким и смиренным.
Спустя некоторое время услышал он слова Господа во святом Евангелии: "Кто любит отца или мать более нежели Меня, недостоин Меня" (Мф. 10, 37). Эти слова так зажгли душу Феодосия, что он всякий час помышлял о том, как бы и где скрыться от матери и постричься во святой иноческий образ. По Божьему усмотрению, случилось матери его выехать в поместье, и долго оставаться там. В радости помолился блаженный и тайно вышел из дома своего, не имея у себя ничего, кроме одежды на теле и немного хлеба для немощи телесной. Через три недели святой был уже в Киеве. Здесь он обошел все монастыри с просьбой принять его, но не было на то воли Божией. Тогда услыхал он о преподобном Антонии, проводившем жестокое житие в пещере. Феодосий устремился туда и со слезами просил преподобного Антония принять к себе в иночество. Побеседовав с ним, преподобный Антоний принял его и повелел постричь его преподобному Никону, который был иереем и опытным черноризцем. Так начался подвиг преподобного Феодосия в Киевских пещерах.
Мать нашла его через несколько лет в Киеве и пыталась вновь оторвать от призвания служить Богу. Она очень любила своего старшего сына и, хотя заблуждалась, хотела ему только хорошего. Много дней провели они в беседах. И все более и более мать убеждалась в праведных словах сына своего. А однажды Феодосий сказал ей: "Если ты любишь меня и хочешь видеть, оставайся в Киеве и постригись в женском монастыре". Через некоторое время она сказала: "Чадо, все повеленное тобой исполню и не возвращусь в город свой, но как Богу угодно, пойду в женский монастырь и, постригшись, там проведу оставшиеся дни мои. Это ты убедил меня, как ничтожен сей мир кратковременный". Мать Феодосия так и сделала: прожив много лет в монастыре святителя Николая, в добром исповедании с миром упокоилась в Господе.
Когда блаженный Никон отошел от преподобного Антония с одним иноком-болгарином, преподобный Феодосий был поставлен иереем и ежедневно в великом смирении совершал Литургию. Когда же преподобный Антоний поставил братии вместо себя игуменом блаженного Варлаама, а сам переселился на другой холм и, ископав пещеру, начал жить в ней, преподобный Феодосий с блаженным игуменом Варлаамом остался в первой пещере, и с ним вместе поставил над пещерой малую церковь Успения Пресвятой Богородицы.
После того, как блаженный Варлаам был переведен князем Изяславом в монастырь святого великомученика Димитрия и там поставлен игуменом, Печерская братия, собравшись к преподобному Антонию, по общему согласию, просила поставить им игуменом преподобного Феодосия, как искусного в иноческом житии и хорошо знающего Божии заповеди. Преподобный же Антоний, призвав святого Феодосия, благословил его на игуменство. Братии тогда было числом двадцать.


При умножении братии преподобный Феодосий стал заботиться о расширении обители. Выбрав прекрасное место близ пещеры и рассудив, что его достаточно для устроения монастыря, преподобный Феодосий укрепил себя верой в Господа и упованием на него. По благословению преподобного Антония, испросив это место у христолюбивого князя Изяслава, вскоре, при помощи Божией, он соорудил там большую деревянную церковь Успения Пресвятой Богородицы, поставил много келий и обвел все оградой.
По переселении из затворничества преподобный Феодосий стал искать, как бы положить для братии устав твердого иноческого жития. И, по молитве и благословению преподобного Антония, дал ему Бог узнать Студийский устав, который был положен в основу иноческой жизни сначала в Печерском, а затем и прочих русских монастырях.
Заботясь о духовном возрастании вверенной ему паствы, святой игумен ночами обходил келии братии и, если находил собравшихся для праздных бесед иноков, стуком в дверь возвещал о своем присутствии. Утром же не обличал их, но косвенным образом старался наставить и возбудить в них покаяние. Если же кто не каялся, на того преподобный налагал епитимию. Таким образом святой Феодосий учил братию молиться и не быть праздными. Он строго пресекал и самовольство иноков, все в монастыре делалось по благословению старших, а также воспитывал у братии нестяжательность.
Преподобный Феодосий был очень милосерд. Если случалось, что ослабевший духом инок уходил из монастыря, он со слезами молился о нем Богу, пока тот не возвращался. Для нищих и больных преподобный построил близ монастыря дом с храмом во имя первомученика архидиакона Стефана. Все необходимое для них отпускалось из монастыря. На это употреблялась десятая часть монастырских доходов. Кроме того, преподобный каждую субботу посылал воз хлеба заключенным в темницах. По молитвам святого братия никогда не испытывала в чем-либо нужды. Монастырские запасы часто пополнялись чудесным образом.
Слава о богоугодном житии преподобного Феодосия распространилась по всей Руси. Многие стали приходить к нему за наставлениями. Особенно почитал святого Киевский князь Изяслав, сын благоверного князя Ярослава Мудрого. Видя такую честь, преподобный еще больше смирялся, все дни проводил в трудах и молитве. Святой сам работал в пекарне, носил воду, рубил дрова. Одежда преподобного была бедной, под ней он носил грубую власяницу.
Известен такой случай из жизни смиренного подвижника. Однажды, возвращаясь от князя Изяслава, святой ехал на колеснице. Возница, видя его убогое одеяние, подумал, что это простой монах, и велел ему сесть вместо себя и управлять колесницей. Когда же он узнал, кто был ехавший с ним монах, то очень испугался наказания. Но святой Феодосий накормил его в монастырской трапезной и отпустил с миром.
Ежегодно на время Великого поста преподобный Феодосий переселялся в пещеру (где позднее был погребен) и там находился в безмолвии до Недели ваий. В пещере преподобного искушали злые духи, иногда они даже наносили ему раны, по несколько дней не давали заснуть. С помощью благодати Божией преподобный победил бесов, и они стали бояться даже приблизиться к нему. Преподобный Феодосий тайно от братии ходил к жившим в Киеве евреям и мужественно проповедывал среди них Евангелие Христово.
Со временем число братии еще более возрасло. По молитве преподобного Феодосия Господь открыл место построения нового храма на соседнем с монастырем холме. Новый каменный храм был заложен в 1073 году, еще при жизни преподобного Феодосия, а закончено строительство преемниками святого: игуменом Стефаном (1074-1078), Никоном (1078-1088) и Иоанном (избран игуменом в 1088 или 1089 году).
Преподобный Феодосий за несколько дней предсказал братии свою кончину. Он собрал иноков монастыря и в последний раз обратился к ним с наставлением. Со слезами святой Феодосий говорил об усердном посещении храма, о страхе Божьем, о любви и послушании. Он благословил быть игуменом уставщика Стефана. Три дня святой был в сильном расслаблении. 3 мая 1074 года, в субботу, он мирно скончался на восходе солнца во время усердной молитвы к Богу.
Тело преподобного Феодосия было погребено в пещере, где он обычно молился. В 1091 году святые его мощи были перенесены в Успенский храм и положены в притворе с правой стороны. Во время монголо-татарского нашествия мощи были скрыты под спудом в том же храме. На церковном соборе 1108 года, при митрополите Киевском Никифоре (1104-1121), преподобный Феодосий был причислен к лику святых. С того времени начали повсеместно чтить день преставления святого (3 мая) и день перенесения его честных мощей (14 мая).
 
 
Издательский Совет РПЦ

Статьи, Информация